Рубрики сайта

профессия-ВРАЧ

Жизнь, работа, судьба…

На таких форумах, как конгресс Ассоциации хирургов можно встретить много интересных людей, которых связывает одно большое и важное дело - хирургия. Этот рассказ о судьбе одного из наших соотечественников молдавском хирурге Глигоре Владимире Васильевиче.
Рассказывает полковник медицинской службы, военно-полевой хирург, хирург высшей категории Глигор Владимир Васильевич.

 

Владимир Васильевич, как случилось так, что Вы стали врачом хирургом? Может это была случайность или осознанный выбор?

Не совсем так. Моей мечтой было – стать не врачом, а военным. Я планировал поступать в Харьковское авиационное училище. А вот мой отец мечтал, чтобы я стал врачом.

Почему? Он имел какое-то отношение к медицине?

Нет, он не был медиком. Дело в том, что мой отец участвовал в Великой Отечественной войне и был неоднократно ранен. Врачи лечили его, конечно, но он очень страдал и умер, когда ему было всего 52 года.
Так вот когда отец сказал мне, что очень хотел бы, чтобы я стал врачом, я пообещал ему это, но сказал, в свою очередь, что если и стану врачом, то только военным, то есть мы как сейчас говорят, достигли консенсуса.
В 1966 году я поступил в Кишиневский медицинский институт, но, пытаясь осуществить свою мечту, неоднократно подавал заявления о переводе меня в медицинский институт с военным направлением в обучении. Через 4 года учебы в нашем мединституте я получил перевод на военно-медицинский факультет в город Куйбышев, где отучился еще 2 года.
В 1972 году, закончив учебу, я стал врачом дорожно-комендантской бригады, а еще через 2 года прошел специализацию в Одессе и получил назначение в Одесский Военный округ, в  Белгород-Днестровск старшим ординатором хирургического отделения. Так что в 1974 году моя мечта осуществилась и я стал военным хирургом.
Через пару лет в 1976 году я поступил на факультет руководящего медицинского состава Ленинградской Военной Академии, который окончил в 1978 году. Кстати, то, что мне удалось попасть туда, было чудом. Для поступления необходим был 5-летний стаж работы в должности хирурга и возраст не менее 30 лет. У меня не было ни того, ни другого.

Как же Вам это удалось?

Наверное, был очень настойчив в достижении своих целей – неоднократно подавал рапорт в Одесский округ, где служил на тот момент, ну и кроме того все вступительные экзамены я сдал на «отлично».
И где же Вам пришлось побывать за время своей службы?
Служить приходилось в очень многих местах: и в Германии, в составе ограниченного контингента Советских войск, и в Уссурийском крае, и в Москве, где был исполняющим обязанности главного хирурга 12 управления Министерства Обороны СССР, а потом уехал на 3 года в Анголу, которую я вспоминаю с особенной теплотой. Иногда даже кажется, что это были лучшие годы жизни. Даже в ГДР, казалось бы, более близкая нам европейцам по менталитету страна, чем Африка, вспоминается мне с меньшими эмоциями.

В качестве кого Вы служили в Анголе? И чем эта страна Вас так покорила?

Я был назначен главным советником хирурга Ангольской Армии. А вспоминается мне эта страна своей свободой. Когда я служил в ГДР, чувствовалось то, что за нами идет постоянное наблюдение что ли. Нельзя сказать, что нас в чем-то ограничивали или следили в буквальном смысле слова, но тем не менее…
В Анголу же я попал в начале 90-х годов. В этот период Советский Союз уже начал распадаться, происходили невероятные преобразования, которые затрагивали все структуры страны, в том числе и те, которые так пристально наблюдали за поведением своих сограждан за границей, в частности КГБ. Так, что никто нас особенно не сопровождал и не давил на нас. Да и вообще мне очень понравилась эта страна, не смотря даже на то, что и нелегких моментов пришлось пережить немало.

И какие же это моменты?

Ну, например, тот, что довелось побывать в плену и едва не распрощаться с жизнью.

Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

В Анголе как раз был год перемирия - вторая половина 91 и первая половина 92 года. Военные действия, а точнее гражданская война, велись между двумя партиями – Народного движения за освобождение Анголы (МПЛА) и Национального Союза за полную независимость Анголы (УНИТА), которые никак не могла поделить между собой власть в стране. Под эгидой ООН в тот год как раз проводились парламентские и президентские выборы. Парламентские выборы выиграла партия МПЛА, которую поддерживал СССР, а президентские надо было проводить повторно, так как они не состоялись.
Как раз в то время мне надо было поехать в город Уамбо по работе, где я встретился с 12 врачами из бывшего СССР. Уамбо был столицей партии УНИТА, которая как раз решила совершить очередной государственный переворот из-за проигранных выборов. Вот мы все и попали, что называется, под горячую руку в знак протеста нас решили задержать на неопределенное время. К счастью, нас не заточили в тюрьму, мы проживали там же, где и до ареста, нас возили на работу, но все это было под постоянной охраной.  Причем надо сказать, что один из главных пунктов программы партии УНИТА – полное освобождение Анголы от «белых», так что им очень хотелось нас расстрелять. В Анголе тогда было много врачей из разных стран, которые находились под эгидой ООН, и работали в разных международных организациях. Но их это не спасало. При мне расстреляли тремя выстрелами в голову женщину-врача из Португалии, позже, как я узнал, та же участь постигла ее мужа и сестру. И все это лишь потому, что они «белые».
Нас спасало лишь то, что Советский Союз все еще уважали, и они все же боялись так сразу покончить с нами, хотя на расстрел выводили регулятно.
А 13 ноября нам удалось бежать из плена и этот день я считаю своим вторым днем рождения.

Как это случилось?

Нам стало известно, что относительно недалеко от нас в плен попали 52 наших соотечественника, которые строили гидроэлектростанцию. Велись переговоры с представителями партии УНИТА об их освобождении. Речь шла о том, что если договориться по-хорошему не удастся, то пленных прибудет выручать специальная группа «Альфа». Поскольку представители УНИТА не соглашались мирно решить проблему в столицу Анголы, Луанду, прибыли два самолета «Руслан».

А почему вас никто не пытался выручить?
Потому что мы были военнослужащими, а те люди - гражданскими лицами и если нас еще можно было брать в плен и расстреливать, то на них такие действия не должны были распространяться.
Так вот, 12 ноября нам стало известно, что «добро» от УНИТовцев на освобождение наших строителей все же получено, и мы решили воспользоваться моментом и присоединиться к ним.
Мы узнали, что в тот город, в котором мы находились, должен был прилететь самолет с гуманитарной помощью от ООН, на котором будет советский экипаж, предупрежденный о нас. Так что главной нашей задачей было добраться до этого самолета.
В один из дней, когда нас привезли на обед, когда мы увидели, что интересующий нас самолет идет на посадку.
Мы решили угнать УАЗик, хотя, конечно же, боялись, что нам вслед полетят пули. Но каким-то чудом до аэропорта мы все же добрались. Теперь надо было попасть в самолет, ведь на аэродроме было немало офицеров и с ними надо было как-то договариваться. Надо сказать, что я был единственным, кто знал португальский язык и мог водить машину, а еще к тому меня тогда в очередной раз мучила малярия, так что как я довез людей помню не очень ясно – чувствовал себя ужасно, температура была под 40, меня постоянно рвало. В аэропорту была суматоха, когда УНИТовцы стали разбираться кто мы, я сказал, что нам сказали срочно эвакуироваться и после этого потерял сознание а те, кто были со мной стали убеждать офицеров, что больного надо занести в самолет. В общем, в самолет попасть нам все же удалось. А когда наша группа, наконец, прилетела в Луанду, нас уже все ждали, целая делегация во главе с послом России.
 
Да уж, история неординарная. Не с каждым такое случится. А какие операции Вам приходилось делать, и какие из них особенно запомнились?

Как военному хирургу мне довелось проводить самые разные операции. Когда был в Анголе, во время военных действий больше было неотложных операций (ранения в живот, голову, грудную клетку и т.д.), а во время перемирия – операции были в основном реконструктивные.
Например, как-то раз, будучи в городе Лобиту  и уже закончив свою работу, я пошел на пляж. Вдруг слышу, мне кричат: «Амиго, амиго…». Звал меня местный врач. Оказалось, что в момент одной из операций (а оперировалась женщина по поводу аппендицита, причем операцию эту делал американский хирург), у пациентки живот полностью заполнился кровью и врач не знал, что делать дальше. Срочно был нужен гинеколог, которого не было. Я пытался объяснить, что я не гинеколог, но ангольский врач просто прохода не давал и говорил, что то тиа : « советико может все». Конечно же, нужно было помочь. В итоге, оказалось, что у женщины была внематочная беременность, все закончилось благополучно. Но самое главное, на чем бы  хотелось заострить внимание этой историей, что доверие к нам, советским врачам было просто огромное. Считалось, что мы можем справиться с любой ситуацией.
Особенно же запомнилась мне моя первая операция на сердце. А случилось это так. На одном из полигонов, в Тарутино, произошел трагический случай. Как-то раз солдаты дурачились и одному из них, уж не знаю, как именно это случилось, нож вошел прямо в сердце. Его привезли в госпиталь, но начальник хирургического отделения как раз был в отпуске. Я тогда только начинал службу и был старшим лейтенантом, но на операцию надо было идти именно мне. Честно говоря, даже растерялся. Я, конечно, оперировал уже, но то что мне приходилось делать до этого момента, не шло ни в какое сравнение с тем, что сделать предстояло! Представьте себе – лежит человек, у него из груди торчит нож (слава Богу его никто не вытащил, иначе - смерть), который качается в соответствии с сердечными сокращениями!!! Оперировать надо СРОЧНО! Никогда не забуду, как я своим пальцем надавливал на сердце в ритм его работы, зажимая хлеставшую кровь, и при этом зашивал прокол. В итоге все закончилось благополучно, солдат был выписан и потом отправлен домой.
Или еще случай, который припомнился потому, что не так давно имел продолжение. После Ленинградской Академии первым местом моей службы был город Выборг. Как-то раз в госпиталь попал солдат-армянин, который попал под машину и очень сильно пострадал. Мне пришлось сделать ему 3 операции, практически полностью реконструировать кишечник.
И вот, в прошлом году мне как-то утром звонят: «Владимир Васильевич, это Вы? Вас беспокоит такой-то», - и называет армянскую фамилию. Я в первый момент даже не понял кто это и откуда. Но потом мужчина говорит мне: «Вспомните Выборг, конец ноября». Оказалось, что он приехал в Кишинев по делам, и через военный госпиталь меня разыскал. Мне было очень приятно, что спустя 30 лет он не поленился разыскать меня и выразить свою благодарность.

Сегодня, огладываясь назад, Вы считаете, что выбрали в жизни верный путь?

Конечно. Я осуществил свои мечты, стал военным хирургом. У меня были замечательные учителя, люди-легенды – академик Анатолий Пантелеймонович Колесов, Александр Николаевич Беркутов – во время войны он был главным хирургом Ленинградского фронта, у меня много друзей по всему миру. И я очень благодарен Советской Армии, потому что благодаря той ситеме мне удалось добиться того, о чем мечтал, ведь в то время главными критериями, по которым оценивали людей, были их профессионализм и порядочность. Я могу даже сказать, что моя хирургическая карьера сложилась, прежде всего, благодаря Советской Армии.
Благодарю Вас за беседу!

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий