Рубрики сайта

Медицинская криминалистика

Искусство разоблачения. Криста Леман из Вормса. Яд Е-605.

Мы предлагаем Вам в очередной раз вернуться в прошлое и проследить, как раньше работали судебные медики и криминалисты. Ведь  прогрессивные методы расследования преступлений существовали, увы, не всегда. Поэтому и раскрываемость преступлений была на очень низком уровне.
Мы продолжаем рубрику «Медицинский детектив», в которой на примерах конкретных уголовных дел стараемся показать, как важны правильное взаимодействие криминалистов и судебных медиков при расследовании убийств, тщательный осмотр места преступления, соблюдение правил упаковки, хранения и исследования вещественных доказательств.
Итак, дело следующее.


К 1954 году токсикологи уже достигли своей цели – научились обнаруживать барбитураты или продукты распада, оставляемые ими в организме человека. Именно тогда перед ними открылся мир новых ядов, мир транквилизаторов (успокоительных средств), новых медикаментов, оказывающих успокаивающее действие на чрезмерно раздраженного человека и освобождающих его от подавленного состояния. Но успешное познание тайн барбитуратов неоднократно прерывалось непредвиденным появлением новых ядов, становившихся дополнительным средством убийств. Самой большой неожиданностью в единоборстве между токсикологами и ядами стало дело об убийстве, имевшее место в начале 1954 года в Вормсе.
О преступлении в Вормсе, «преступлении века», стало известно в понедельник 15 февраля 1954 года.
Сначала это был незаметный «случай в среде бедняков», происшедший в маленьком, одноэтажном, непривлекательном доме в одном из переулков старого района города. В доме проживала 75-летняя вдова Ева Ру с сыном Вальтером, дочерью Анни Хаман, тоже вдовой, и 9-летней дочерью Анни Уши. В общем-то, семья как семья, в те годы таких семей было много: пожилые родители, которые давали приют дочерям, выбитым войной из колеи и не сумевшим устроить свою жизнь, воспитывали внуков, в то время как дочери старались наверстать упущенное в жизни. Анни Хаман тоже была одной из таких дочерей. Вечером 15 февраля она вернулась с гулянья, захотела поесть, открыла кухонный шкаф и нашла на тарелке конфету – наполненный кремом шоколадный гриб. Как потом выяснилось, этот шоколадный гриб положила Ева Ру для внучки, которая была в гостях у родственников.
Анни Хаман взяла конфету, откусила кусочек и выплюнула с отвращением на пол. «Она же горькая!» - воскликнула женщина, увидев, как домашняя собачка, белый шпиц, набросилась на сладость и съела ее. Последующие события разыгрались с такой быстротой, что сидевшая у плиты Ева Ру потом даже не смогла подробно обо всем рассказать. Анни Хаман побледнела, закачалась, оперлась о стол и крикнула: «Мама, я ничего не вижу!..» Она с трудом дошла до спальни, упала на кровать, скорчилась в судорогах и потеряла сознание. Прежде чем матери удалось позвать на помощь, Анни была мертва. Вызванный соседями врач обратил внимание на то, что в кухне, на полу, лежал сдохший белый шпиц. Само собой напрашивалась мысль о яде, который, по всей видимости, был в шоколадном грибке. Врач сообщил о случившемся в полицию.
Старший инспектор уголовной полиции Вормса Дамен и еще два сотрудника, Штайнбах и Эрхард, за годы своей работы не сталкивались с серьезными уголовными преступлениями. Они даже не предполагали, какие масштабы примет дело Анни Хаман. Не предполагало этого и начальство.
Во всяком случае, труп доставили в морг института судебной медицины в Майнце. Директором института был профессор Курт Вагнер, которому было поручено произвести вскрытие и установить причину смерти.
На следующий день утром Вагнер совместно с ассистентом произвел вскрытие. Причины естественной смерти обнаружено не было. Скопление крови и застойные явления во многих органах, особенно в мозгу и легких, говорили об общих симптомах отравления.
Вагнер имел обширные познания в области токсикологии. Но так как единственная свидетельница скоропостижной смерти пострадавшей, ее мать, не могла вразумительно рассказать о симптомах, сопровождавших смерть дочери, то было трудно правильно избрать путь токсикологических исследований. Однако один симптом был очевиден. Это судороги. Значит, речь шла о яде, вызывающем судороги.
Пока производились токсикологические исследования, служащие уголовной полиции Вормса довольно быстро восстановили цепь событий.
На почве своих любовных похождений Анни Хаман очень сблизилась с другой молодой вдовой, Кристой Леман, матерью троих детей. Муж Кристы, Карл Франц Леман, 36-летний каменщик, неожиданно скончался в 1952 году. За день до смерти Анни, в воскресенье, Криста Леман посетила дом вдовы Ру, которая вместе с сыном, дочерью и соседкой сидела на кухне. Они рассматривали платье, сшитое Анни для карнавала. Криста подсела к ним, вытащила пакетик с конфетами в виде шоколадных грибков, которыми всех угостила. Все, кроме Евы Ру, съели конфеты. А старушка положила свою конфету в сторону, и, несмотря на уговоры Кристы, не стала ее есть, сказав, что съест ее вечером перед сном. На самом деле она хотела оставить конфету внучке Уши. Потом Ева Ру положила гриб в кухонный шкаф на тарелку, где его на другой день и обнаружила Анни Хаман.
Никто, ни Анни, ни ее брат, ни сама Криста Леман, ни соседка, не почувствовали в воскресенье ничего неприятного. Значит, конфеты, которые они съели, были безвредными. Что же случилось с конфетой, которую старушка отложила для своей внучки? Была ли она заранее отравлена? Или пока лежала на кухне, в нее ввели яд для того, чтобы отравить ребенка?
Кто мог быть заинтересован в устранении ребенка? Бабушка? Абсурдная мысль. Мать? Может быть, ребенок был препятствием в ее любовной связи? Тоже абсурдная мысль. Если бы виновной была Анни Хаман, то она не стала бы пробовать конфету.
Чьей же хотели смерти? Анни Хаман? Кто же? Брат? Брат и сестра были друзьями. Может быть, мать? Вдова Ру, тихая мещаночка, страдала из-за поведения своей дочери. Но это не значит, что она должна была за это убить свою собственную дочь. Не было ли кого-нибудь, кто питал бы неприязнь к Анни Хаман или к семье Ру? Но после того воскресенья никто не приходил в их дом. Никто не имел возможности отравить шоколадный гриб после того, как он попал в кухонный шкаф. Лишь Криста Леман ненадолго заходила в понедельник и потом вышла вместе с Анни. Но при этом посещении присутствовала вдова Ру.
Дамен допросил Кристу Леман, поскольку она была свидетельницей предыстории происшествия. Сотрудники уголовного розыска навестили Кристу в ее доме, где увидели женщину среднего возраста, белокурую, с серыми глазами, слишком острым носом на мягком лице и маленькими зубками. В общем-то, не красавица и, уж во всяком случае, не обольстительна. Она производила впечатление огорченной смертью подруги.
Криста подтвердила, что принесла конфеты в дом, где произошло несчастье. Она купила сладости вместе с Анни накануне, вечером 13 февраля. Где? В магазине Вортмана. Потом они с подругой расстались, ей нужно было покормит детей. А в воскресенье она отправилась со сладостями домой к Анни. Все остальное было известно. Она утверждала, что не перестает думать о том, почему четыре шоколадных гриба не причинили никому вреда, а пятый убил ее подругу. Не может ли быть, что часть конфет, которые продавались в магазине Вортмана, были ядовитыми и одна из них благодаря ей попала в дом подруги?
Криста говорила так убежденно, что криминалисты вначале исключили ее из числа подозреваемых. Если же она виновна, то объектом отравления должна быть вдова Ру. Ей она дала отравленную конфету. Но что могло побудить Кристу к убийству старухи? Скорее можно предположить, что при массовом производстве конфет в часть продукции попал яд. Это мог быть просто несчастный случай или же поступок какого-нибудь психопата, причастного к изготовлению, упаковке или транспортировке конфет. Истории известны подобные случаи.
Дамен решил провести проверку сладостей в магазине Вортмана. Фирма предложила для продажи всего 140 шоколадных грибков, все они были заказаны у одного изготовителя. 133 из них уже проданы. Оставшиеся семь Дамен конфисковал и отправил в институт в Майнц для исследования на яд. Вечером по радио населению предложили воздержаться от потребления шоколадных грибков, приобретенных в магазине Вортмана.
В тот вечер казалось, что расследование зашло в тупик. Если в одной из конфет будет обнаружен яд, то ничего не останется, как заняться проверкой сначала продавцов, затем транспортировщиков, то есть такой проверкой, которая выйдет далеко за границы Вормса. Если же яд не обнаружат, то можно с уверенностью предположить, что попал он в конфету по пути из магазина в кухонный шкаф вдовы Ру.
Ареной главных событий стала университетская клиника в Майнце, где Курт Вагнер и его ассистенты в поисках яда, вызывающего судороги, производили сначала анализы на стрихнин, затем на другие алкалоиды. Но все анализы дали абсолютно отрицательные результаты.
В то время лишь немногие токсикологи занимались препаратом под названием Е-605. Относился он к химическим средствам защиты растений от насекомых.
До 1953 года в США было известно всего 168 случаев отравления ядом Е-605, 159 из них протекало легко. Причиной отравления каждый раз являлось небрежное обращение с ядом. Были установлены смертельные дозы этого яда и симптомы отравления им. Они совпадали с симптомами отравления синильной кислотой: наблюдались судороги и паралич органов дыхания. Но никогда этот яд не применялся в качестве средства убийства или самоубийства. Поэтому не было судебно-медицинского метода определения отравления препаратом Е-605.
Курт Вагнер, вспомнив некоторые публикации о Е-605, особенно описания предсмертных судорог, вызываемых отравлением Е-605, по наитию напал на след этого яда. Но все же, так как Е-605 еще никогда не использовался в качестве яда при умышленном убийстве, то даже сам Вагнер не питал больших надежд на успех. Часть содержимого желудка Анни Хаман подверглась дистилляции, и вскоре Вагнер и его ассистенты получили неожиданный сюрприз. Описанные в специальной литературе методы тестов и реагенты привели к цветовым оттенкам, которые, согласно существовавшему до сих пор опыту, свидетельствовали о наличии Е-605.
В первый момент Вагнер засомневался в правильности результатов и продолжил анализы на яд, чтобы проверить, не имеет ли он дело еще с каким-нибудь ядом. Но все анализы указывали на наличие яда Е-605. Вагнер подверг проверке конфеты, конфискованные в магазине, но в них яда не оказалось.
Вагнер еще сомневался. Если речь шла об убийстве с помощью Е-605, то это было первое убийство такого рода. Но все же, он решил сообщить прокуратуре и уголовной полиции о результатах своих исследований, хотя и подчеркивал лишь «вероятность» наличия Е-605 и говорил о необходимости подкрепить его предположения результатами дальнейшего расследования.
Когда с таким нетерпением ожидаемое известие о результатах токсикологического исследования прибыло в полицию Вормса, Дамен, Штайнбах и Эрхард не сидели сложа руки. Они решили проверить версию о причастности Кристы Леман к смерти подруги.
Криста выросла в тяжелой обстановке и, по существу, без родителей.  Она была осуждена за воровство на красильной фабрике Хехста. Там она и встретила Карла Лемана, своего будущего мужа. В 1944 году они поженились и переехали к его родителям в Вормс. Леман открыл частную мастерскую по облицовочным работам. Но процветали они не долго. Денежная реформа в Западной Германии положила конец временам легкой наживы. Кристе же не хотелось расставаться с веселой жизнью времен «черного рынка». В семье начались скандалы, драки с мужем, конфликты с родителями, многочисленные связи с другими мужчинами. Леман спился. Драки с мужем становились все ожесточеннее, но вдруг 27 сентября 1952 года он скоропостижно скончался в жестоких судорогах.
Кроме того, Криста никогда не отрицала, что смерть мужа была для нее облегчением. Эта неожиданная смерть Карла после получасовой болезни и озадачила Дамена и его коллег. Они задались вопросом, не напоминают ли судороги Карла Лемана обстоятельства, при которых скончалась Анни Хаман?
Дамену было трудно найти у Кристы мотив убийства Евы Ру. Какие препятствия могла чинить ей старушка?
Но тот факт, что Е-605 изготовлялся на предприятиях Байера в Хехсте, невольно снова ставил под подозрение Кристу Леман. Она работала в Хехсте на красильной фабрике. Может быть, там она слышала о смертельном действии Е-605 на человека?
Когда 19 февраля хоронили Анни Хаман, по всему Вормсу уже распространился слух, что здесь имело место умышленное отравление сильным ядовитым средством для защиты растений от насекомых. Во время похорон было много любопытных. Среди них удалось остаться незамеченным и Дамену, который наблюдал за Кристой Леман, стоявшей с заплаканным лицом перед открытым гробом подруги. Он арестовал ее, как только она покинула кладбище.
Дамен и его коллеги два дня почти непрерывно допрашивали арестованную. Е-605? Она утверждала, что не знает такого яда. Так же непоколебимо она встретила обвинение в том, что отравила Анни, желая, однако, отравить ее мать, и заявила: «Это не я». На обвинение в отравлении мужа она ответила иронической усмешкой.
Обыск в ее квартире не дал доказательств того, что у нее имелся когда-либо яд Е-605. Необходима была эксгумация трупа Карла Лемана, так как это единственная возможность путем токсикологического анализа получить дополнительный обвинительный материал. Но решить этот вопрос было не просто. Труп уже долгое время пролежал в земле. И не было известно, можно ли после этого обнаружить в трупе яд Е-605.
Но во вторник 23 февраля произошла неожиданность. В 10 часов утра Криста потребовала позвать к ней в камеру отца и священника, которым неожиданно рассказала, что действительно наполнила шоколадный гриб ядом Е-605. Она призналась в этом и следователю, к которому ее сразу же отвели. Да, она хотела отравить вдову Ру, но только для того, чтобы та заболела. Она утверждала, что в ее беспорядочной жизни виновата Анни Хаман. Поэтому ей в голову пришла мысль сделать мать Анни больной, вынудив тем самым Анни ухаживать за матерью и оставить ее, Кристу, в покое. Она не знала, что Е-605 смертельный яд.
Этими показаниями Криста пыталась спастись от обвинения в убийстве. Но Дамен, допрашивая арестованную в течение нескольких часов, вынудил ее рассказать всю правду. Она призналась, что Ева Ру была препятствием, от которого она хотела избавиться. Вдова Ру называла ее злым гением своей дочери и делала все, чтобы Анни порвала с ней.
Позже она призналась и в том, что отравила мужа. Ему яд она положила в молоко, которое он выпил за завтраком.
Но откуда она брала яд? В 1952 году в витрине магазина Майера в Вормсе ей бросилась в глаза коробочка с надписью «Яд». Она купила коробочку с несколькими ампулами Е-605. Никто не воспрепятствовал покупке. Действие яда она испытала на собаке.
Вот и вся история. Она оказалась столь невероятной из-за обыденности, возможности легко приобрести яд, совершить убийства, обмануть двух врачей, что прокуратура не хотела и не могла поверить в это без специальной проверки.
12 марта эксгумировали останки Карла Лемана, взяли все необходимые для анализов на яд Е-605 части тела и отправили в Майнц. И вот в трупе Карла удалось обнаружить яд Е-605, а тем самым и замкнуть цепочку доказательств.
Когда 20 сентября 1954 года Криста Леман пристала перед судом, подтвердила свои показания и без малейшего раскаяния и печали выслушала приговор к пожизненному заключению, по стране прокатилась новая волна самоубийств. А судебно-медицинским институтам и химико-токсикологическим лабораториям пришлось иметь дело с обнаружением яда Е-605.

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий