Рубрики сайта

Медицинская криминалистика

Искусство разоблачения. Проблема свертывания крови после смерти.

Мы предлагаем Вам в очередной раз вернуться в прошлое и проследить, как раньше работали судебные медики и криминалисты. Ведь  прогрессивные методы расследования преступлений существовали, увы, не всегда. Поэтому и раскрываемость преступлений была на очень низком уровне.
Мы продолжаем рубрику «Медицинский детектив», в которой на примерах конкретных уголовных дел стараемся показать, как важны правильное взаимодействие криминалистов и судебных медиков при расследовании убийств, тщательный осмотр места преступления, соблюдение правил упаковки, хранения и исследования вещественных доказательств.
Итак, дело следующее.


Когда 21 октября 1949 года крестьянин Сидней Тиффин, отталкиваясь шестом, пробирался к своей лодке сквозь болотные заросли Эссекса под Тилингемом, он не подозревал, что благодаря ему полиция столкнется с необычным уголовным делом. В период стремительного развития медицины после второй мировой войны это дело служит примером того, какие трудно разрешимые проблемы ставило это развитие перед судебной медициной.
В тот день взгляд Тиффина упал на плавающий в притоке реки Блэк-Ривер странный предмет. Это был большой сверток, завернутый в одеяло. Развязав его, Тиффин с ужасом увидел там человеческое тело без головы и ног. На теле болталась пропитанная кровью шелковая рубашка и остатки синих брюк.
Спустя час об этой находке узнал суперинтендент эссекской полиции Тотердель, который обратился за помощью в Скотланд-ярд. В Тилингем из Скотланд-ярда прибыл суперинтендент Макдуглл. Найденный труп перевезли в морг Челмсфорда лишь утром следующего дня, и Макдулл, позвонив в Лондон, попросил прислать судебного медика. Затем он направился к болоту и попытался найти недостающие голову и ноги. Безуспешно. Промокнув до нитки, он вернулся в Челмсфорд, где уже приступил к работе судебный медик.
Покуривая свою трубку, солидный, спокойный Фрэнсис Кэмпс докладывал Макдугллу о первых результатах своего обследования. Туловище должно было принадлежать тяжелому, весившему приблизительно 100 кг человеку, ростом 1,7 м по состоянию кожи и ногтей Кэмпс предположил, что тело пробыло в воде не менее трех недель. В воду же оно попало примерно через 48 часов после смерти. На груди – шесть колотых ран. Кроме того, пострадавший имеел многочисленные переломы костей и ребер, правда они посмертные. Кэмпс предложил снять кожу с рук и как можно скорее послать ее шеф-инспектору Чериллу в дактиколоскопический отдел Скотланд-ярда. Тотердель уехал в Лондон, и Кэмпс тем временем довел работу до конца.
В свою очередь Чериллу с помощью инъекции глицерина удалось получить пригодные для идентификации отпечатки пальцев, и по картотеке Скотладн-ярда было установлено, что убитым является человек по имени Стэнли Сетти, судимый в 1928 году за ложное банкротство. Сетти было 47 лет, родом он был из Багдада. В Лондон Сетти приехал в 1903 году вместе с родителями, торговавшими коврами. Последние годы он торговал подержанными машинами на рынке Варрен-стрит в Лондоне, но при этом совершал всякие темные сделки. Среди этих темных делишек, как подозревали, была торговля фальшивыми талонами на бензин, а также продажа старых самолетов в страны Ближнего Востока.
С 4 октября Сетти, которого все знали на рынке Варен-стрит, исчез. На другой день его сестра, с семьей которой он занимал шикарные апартаменты у Ланкастерских ворот, заявила в полицейский участок об его исчезновении. Дело в том, что 4 октября Сетти продал машину и обменял в банке чек на тысячу фунтов, получив двести пятифунтовых банкнот. Шеф-испектору Джемисону, занимавшемуся поисками пропавшего, удалось установить номера банкнот. 5 октября утром была обнаружена машина Сетти перед его гаражом. Ключ зажигания торчал в машине. И больше никаких следов Сетти. А уже с 6 октября лондонские газеты распространяли всевозможные сплетни о причинах его исчезновения.
Вечером же 22 октября было не до сплетен, Сетти нашелся. Без сомнения, он стал жертвой убийства. Возник, однако, вопрос, как труп Сетти попал в болота Эссекса?
В тот же вечер труп Сетти был привезен в медицинскую школу Лондонского Университета, где его ждал Кэмпс. Вскрытие показало, что орудием убийства было обоюдоострое холодное оружие не менее 10 см длиной. Такие колотые раны могли быть нанесены лежавшему, сидевшему или стоявшему Сетти. Каналы ран имели такую странную форму, что можно было предположить, будто Сетти катали туда и сюда, нанося удары кинжалом. Один удар насквозь пронзил левое легкое, вызвав, видимо, сильное кровотечение, которое должно было привести к скорой смерти. Поражало, что руки Сетти не имели ранений, возникающих обычно в результате борьбы. Отделение ног и головы осуществлено при помощи мелкой пилы, зубцы которой обнаруживают дефекты. Кэмпс обратился к анатому Диксону Бойду за помощью. Лишь при помощи рентгеновских снимков удалось установить все переломы костей: все ребра, лобковая кость и крестец были сломаны. Подтвердилось, что все повреждения носят посмертный характер и, казалось, произошли в результате падения с большой высоты.
Утром 23 октября, разговаривая с Макдугллом, Кэмпс заметил, что переломы костей напоминают такие, которые ему приходилось видеть при вскрытиях, производимых во время войны летчикам и парашютистам, парашюты которых не раскрывались, и которые с большой высоты падали в воду. Это звучало фантастически, но Кэмпс предположил, что от трупа избавились с помощью самолета. Макдуглл доложил об этом своему начальнику, который ухватился за эту идею Кэмпса. Стали наводить справки на всех аэродромах. И уже 24 октября поступило сообщение из Элстри, частного аэродрома в Хартфордшире. Там 5 октября, то есть через день после исчезновения Сетти, молодой человек, по имени Дональд Хьюм, из Лондона взял напрокат спортивный самолет. Хьюма знали в Элстри как бывшего военного летчика. В прошлом году он часто нанимал самолеты. Сторож аэродрома вспомнил, что Хьюм вынул из машины и погрузил в самолет два громадных свертка. Больший сверток Хьюм поставил на виденье второго пилота. Макдуглл тотчас поехал в Элстри, захватив с собой одеяло и шнур, служившие упаковкой трупа, и допросил сторожа. Одеяло тот не узнал. Зато шнур был ему знаком. При осмотре же самолета Макдуглл обнаружил на полу под сиденьем второго пилота много кровавых пятен.
За Дональдом немедленно установили наблюдение. Нужно было проверить, что он делал 4 октября. И это дало важные результаты. 5 октября, в пятом часу вечера, Хьюм вылетел в Элстри. Свою любимую собаку Тони вопреки своей привычке он оставил в машине. При этом он сказал, что вернется до захода солнца. На самом же деле он не вернулся, а приземлился в Саузенде лишь в 6.30, когда было уже темно. В Элстри Хьюма считали неуверенным пилотом, особенно беспомощным в темноте. Поэтому никто не удивился, что он отложил обратный полет на другой день. Бросилось в глаза только то, что им на всю ночь и на половину следующего дня в машине была оставлена собака, которую он обычно очень баловал и нежил. Из Саузенда Хьюм около 7.30 приехал на такси в Лондон и прибыл домой в 8.30. На следующий день утром он на такси поехал в Элстри, чтобы забрать машину и собаку. При этом он сообщил, что вечером доставит самолет из Саузенда. Около 15.30 он появился в Саузенде. Главный инженер того аэродрома видел, как Хьюм погрузил в самолет очень тяжелый сверток, завернутый в военное одеяло, который поставил на сиденье второго пилота, и улетел. Через три часа он приземлился, но не в Элстри, а на аэродроме в Грейвзенде, заявив, что заблудился. Оттуда Хьюм поехал домой, заплатив пятифунтовой купюрой. На следующий день он позвонил на аэродром в Элстри и попросил забрать самолет в Грейвзенде.
Все это вызывало подозрения. Замешан ли Хьюм в убийстве Сетти? Не заманил ли он Сетти к себе в квартиру, где убил его, запаковал труп и, использовав свое умение управлять самолетом, выбросил труп в болото? Сведения о прошлом Хьюма и его образе жизни лишь усилили подозрения. Самым важным было то, что Дональд был знаком с Сетти.
Вызывала подозрения и вся история жизни Хьюма. Ему было 30 лет, он внебрачный сын учительницы, рос в детском доме. С детства привык считать, что ему не везло. Он полагал, что имеет право мстить обществу и «брать от него все, что хочет, не давая ничего взамен». Так в 17 лет он угонял машины, разбивал их и бросал на дороге. В поисках приключений в 1939 году по фальшивым документам ему удалось устроиться в королевский воздушный флот. Правда, через несколько месяцев его уволили. Позднее он продавал на черном рынке ворованный медицинский спирт, разбавленный джином, выдавая его за английский джин.
В 1942 году, раздобыв форму летчика, он появлялся в различных авиационных мастерских и по фальшивым документам получал запчасти к моторам, которые затем продавал. Его арестовали, но дали всего два года условно.
Он часто посещал дорогие ночные клубы, женился на дочери банковского служащего, Синсине. Она не спрашивала его, откуда у него деньги. В 1947 году он познакомился с Сетти. Как было установлено, Хьюм переправлял для Сетти старые военные самолеты в Северную Африку.
Тем временем удалось найти шофера такси, который вез Хьюма вечером 5 октября из Саузенда в Лондон. Ему заплатили пятифунтовой банкнотой, которая была еще при нем. Номер ее серии совпадал с номером банкноты, полученной Сетти в банке перед его исчезновением.
Рано утром 27 октября Хьюма арестовали на его квартире. Он был абсолютно спокоен и вскоре признался, что знал Сетти. Признался и в том, что грузил свертки в самолет. И согласился все рассказать.
Хьюм сообщил, что 30 сентября, когда он находился в бюро Сальвадори, к нему обратились двое мужчин, назвавшиеся по имени Мак и Гри. Мак предложил заработать, Хьюм согласился и дал свой номер телефона. В воскресенье Мак позвонил ему и спросил, может ли он взять напрокат самолет. Хьюм снова ответил положительно. Спустя три дня, 5 октября, Мак снова позвонил и сказал, чтобы Хьюм держал самолет наготове и что он, Мак, зайдет к нему с «поручением». Хьюм заказал самолет. В полдень в квартире Хьюма появились Мак, Гри и незнакомец по имени Рой. Гри и Рой внесли два свертка. Хьюм должен был сбросить их с самолета в море. В руках Мака был пистолет. Хьюм получил шесть пятифунтовых купюр, остальные деньги должны были принести вечером в 8 часов. Хьюм описал размеры свертков. Все совпадало. Дальнейший его рассказ тоже совпадал с сообщениями из Элстри. Новым было только его показание, что он повел самолет и приблизительно в четырех милях от Саузенда выбросил свертки за борт. Приехав домой, он встретил возле двери своего дома Мака. Тот потребовал, чтобы Хьюм этой же ночью сбросил с самолета еще один сверток. Но, в конце концов, они договорились, что Хьюм сделает это на другой день.
Сверток был завернут в армейское одеяло и перевязан шнуром. Когда его несли по лестнице, в нем что-то булькнуло, будто там было человеческое тело. Утром Хьюм прочитал, что исчез Сетти, и у него возникла мысль: «А вдруг это Сетти?».
Последующая часть рассказа тоже совпадала с расследованием. Новыми были лишь подробности, как Хьюм выбросил груз из самолета. Утром 7 октября Хьюм узнал из газеты номера банкнот, которые были у Сетти. И к своему ужасу он установил, что полученные им банкноты имеют номера этой серии. Свои показания он закончил словами о том, что 23 октября ему позвонил Рой и пригрозил, чтобы он не болтал, напомнив, что у Хьюма жена и ребенок. Больше этих людей Дональд не видел и не слышал.
Но Хьюму не поверили и оставили под арестом. Приступили к поискам Мака, Гри и Роя. Но безрезультатно. Вскоре стало ясно, что никаких маков, гри и роев никогда не было, что это умно рассчитанный прием Хьюма.
Несколько сотрудников поселились в квартире Хьюма под предлогом защитить Синсину от репрессий таинственных незнакомцев. Они сделали все возможное, чтобы обнаружить какие-нибудь следы отпечатков пальцев Сетти. Следов Сетти они не нашли. Синсина заявила, что никогда не видела Сетти в своем доме. Да и делами мужа она никогда не интересовалась. И все же вряд ли в ее доме могло произойти убийство, расчленен труп и упакован так, чтобы она ничего не заметила. Всем соседям показали фото Сетти, но никто не помнил, чтобы этот человек появлялся у Хьюма дома. Правда, никто не видел и людей типа Мака, Гри и Роя. Тут, однако, удалось наткнуться на первую зацепочку. Это был новый свидетель, миссис Страйд, приходящая домработница, которая по средам убирала квартиру Хьюмов. Она приходила обычно к двум часам и работала до пяти. 5 октября она, как всегда, пришла в квартиру Хьюмов. К своему удивлению, в гостиной она не нашла ковра. Хьюм объяснил, что отдал ковер в чистку. Кроме того, он поручил домработнице купить новые тряпки для уборки, старые, мол, уже износились. После этого он на час заперся на кухне, вышел оттуда с двумя тяжелыми свертками и покинул квартиру. Больше никого она не видела.
Был найден и рабочий, по имени Стаден, который 6 октября циклевал пол в квартире Хьюма. Он также помогал Хьюму отнести в машину очень тяжелый тюк. Хозяин не разрешил взять сверток иначе как за шнур, которым он был перевязан. Чтобы сократить расстояние до машины, пришлось подогнать ее к самому дому. И, что странно, Хьюм велел Стадену сесть за руль, как будто боялся оставить его одного с грузом на лестнице.
Никакого другого обвинительного материала собрать не удалось. Но и этого было достаточно, чтобы утвердиться в подозрении, что Хьюм сам убил Сетти и теперь прикрывается хорошо придуманной историей.
29 октября Кэмпс получил задание осмотреть всю квартиру Хьюма с целью обнаружения следов крови и костной муки, которая возникает при распилке костей. Квартиру тщательно осмотрели и обнаружили пятно размером 30 на 22 см на левой стороне вычищенного и покрашенного ковра в комнате. Это было кровяное пятно. Но вследствие чистки и покраски ковра не удалось установить ни вид, ни группу крови. Другие следы крови удалось обнаружить на паркетных дощечках около самого порога комнаты. Теперь удалось установить, что это кровь человека. Еще следы крови были на линолеуме в прихожей. Они вели из гостиной в столовую. Пол в столовой только что циклевали, и на поверхности не было никаких следов. Зато в щелях между дощечками паркета их было предостаточно. Кэмпс приказал поднять весь пол. И там оказалась, по меньшей мере, чашка свернувшейся крови. По ряду причин можно было предположить, что эта кровь попала сюда недавно.
Итак, бесспорно, что в помещениях первого этажа было пролито довольно много крови, причем, было сделано все возможное, чтобы эту кровь устранить.
Кэмпс с товарищами попытались установить количество пролитой крови по количеству свернувшейся. И вот после длительных экспериментов они пришли к выводу, что, по крайней мере, полтора литра крови нужно было пролить на пол, чтобы под полом скопилось обнаруженное количество свернувшейся крови. Исследовали и одеяло, оно свободно пропускало налитую на него кровь. Таким образом, после долгих умозаключений и экспериментов наиболее вероятной стала версия о том, что Хьюм убил Сетти в своей квартире и, волоча тяжелый труп через коридор на кухню, оставил повсюду следы крови.
Но Хьюм был довольно сообразителен, ведь он так хорошо построил свою версию. Именно поэтому пока решили держать в тайне все, что узнали о следах крови. Было необходимо по следам крови сделать дальнейший вывод о том, что убийство могло произойти только в квартире Хьюма – и нигде больше. Не поможет ли здесь наука о свертывании крови?
В те времена, когда Кэмпс и его соратники задались этим вопросом, многое о свертывании крови было еще, к сожалению, не известно. Все опубликованные на эту тему работы доказывали лишь то, что кровь быстро умершего человека оставалась жидкой или снова становилась жидкой. А все это позволяло Хьюму найти объяснение, почему в его квартире оказалась кровь Сетти. И хотя многие исследования говорили о том, что кровь трупа сохраняла способность к свертыванию лишь в первые после смерти часы, что было доказательством вины Хьюма – а в его вине никто не сомневался,  - все же было понятно, что с этим аргументом нет смысла выступать в суде. Каждый опытный защитник использует отсутствие окончательного решения этого вопроса и опровергнет утверждения судебных медиков.
18, 19 и 20 января 1950 года Христмас Хамфрис выступал в качестве обвинителя Дональда Хьюма перед судом. Он обвинял его в том, что он убил Сетти в своей квартире, расчленил труп, упаковал его части и сбросил их с самолета. Оставалось ждать, что скажет Хьюм.
Свои первоначальные показания Хьюм не изменил, но он добавил, что когда он поднял сверток, то обнаружил на полу лужу крови. Его охватил ужас, и он попытался избавиться от следов крови всеми возможными способами.
Хамфрис чувствовал трезво рассчитанную ложь. Он всячески пытался запутать Хьюма, но, увы, безрезультатно. Опровергнуть ложь Хьюма было нечем.
23 января, на шестой день суда, присяжные удалились на совещание. Когда они вернулись в зал, то один из них заявил, что они не могут прийти к единодушному решению. Таким образом, Хамфрису удалось лишь, использовав показания Хьюма о том, что из свертка лилась кровь, обвинить его в соучастии по устранению трупа, то есть, в содействии сокрытию убийства. Суд осудил Хьюма на 12 лет каторги. И уже на следующий день его отправили в Дартмур.
Но 1 февраля 1958 года Хьюм был досрочно освобожден. А спустя четыре месяца, 1 июня 1958 года, одна из английских газет вышла с заголовком: «Сенсационное признание Дональда Хьюма. «Я убил Сетти и избежал смертной казни!» В это трудно было поверить, но это было так. Не желая вести трудную жизнь, руководимый цинизмом и жаждой наживы, Хьюм продал газете за 2 000 фунтов стерлингов истинную историю убийства Сетти. Он хорошо знал, что ни один английский суд не будет судить его за преступление, которое уже разбиралось в суде.
Спустя какое-то время Хьюм появился в Цюрихе, выдавая себя за канадского летчика Бирда. А в 1959 году его поймали при налете на банк, где он ранил кассира и застрелил шофера такси. Суд приговорил его к пожизненному заключению.

По книге Ю. Торвальда «Сто лет криминалистики»

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий