Рубрики сайта

Героическая профессия

Черная смерть

«Светя другим, сгораю» - эти слова известный голландский медик Ван Тюльп предложил сделать девизом врачей, а горящую свечу – их гербом, символом.

Опыты врачей на самих себе, которые нередко кончались даже гибелью, всегда привлекали внимание, вызывали и удивление, и уважение. Но только замечательный историк медицины профессор Гуго Глязер сделал их темой своей книги.

Используя материалы этой книги, мы расскажем Вам о самых интересных опытах, которые проводили врачи разных стран мира на себе. Это истории тех, кто проглатывал микробы, чтоб испытать их опасность или доказать их безвредность, кто принимал только что полученный химический препарат, чтоб изучить его влияние на организм и о других, кто проводил на себе не менее смелые опыты, ставившие их жизнь под угрозу.

Итак, продолжаем.

 

Так случилось, что ни одна болезнь не оставила в истории так много трагических глав, как чума. Эта страшная хворь не только несла за собой тотальное уничтожение населения городов и деревень, но и влекла за собой еще и упадок культуры во всей Европе. Именно хроника чумы стала одной из самых мрачных книг в истории человеческой культуры. Да, со временем чума ушла из Европы в те страны, откуда пришла. Да и наука за это время пережила расцвет бактериологии, а также начала борьбу со смертоносными зародышами этой напасти. Исследование чумы стало вестись уже научно обосновано. Но это было не только время побед и триумфов, но и время врачебного героизма, когда, не страшась опасности, не боясь этой страшной болезни, доктора проводили страшные опыты на себе, чтоб найти возможность победить чуму.

По внешним признакам чуму называли черной смертью. Дело в том, что, попадая в человеческий организм всеми возможными путями, возбудители чумы вызывали различные формы заболевания, в зависимости от того, какая именно часть тела поражалась инфекцией в наибольшей степени.

Прежде всего, следует отметить бубонную чуму. При возникновении этой страшной болезни сначала сильно распухают паховые лимфатические железы. Проникшие в тело микробы поражают, прежде всего, ближайшие железы, обосновываясь там и размножаясь. А потом  в них начинается воспаление и нагноение. Но и на этом болезнь не останавливается. Постепенно она охватывает и соседние лимфатические сосуды и железы. Этот процесс лучше всего был изучен венскими патологами Альбрехтом и Гоном.

А некоторые эпидемии чумы характеризовались сильными поражениями кожи. На коже появлялись кровотечения, темно-синие пятна, позже преобразующиеся в большой фурункул или карбункул, который, в свою очередь, через некоторое время лопался и выделял насыщенный бациллами гной. Эта форма называется кожной чумой.

Третья форма заболевания – легочная чума. Во время ее эпидемий поражались легкие. Именно такой была страшная эпидемия, унесшая в 14 веке в Европе и Азии огромное количество жизней. Из 100 миллионов жителей известных тогда стран умерло 25 миллионов. При легочной чуме у человека выделяется кровавая, темная мокрота, отчего и происходит название – «черная смерть». Понятно, что при этом заболевании сердце просто не выдерживает высокой температуры, и также натиска бактериальных ядов.

Не удивительно, что чуму называют самой тяжелой болезнью. И совершенно не удивителен тот безграничный ужас, который до сих пор охватывает людей при упоминании о ней.

Да и защититься от чумы гораздо труднее, чем от той же холеры. Если при эпидемии холеры главное – это гигиена, то чума – совсем другое дело. Чтобы исключить возможность вдыхания микробов чумы, нужны хорошие маски, не говоря уже о прочих средствах защиты. Уберечься от чумы труднее, чем от любой другой инфекционной болезни. Именно поэтому так велика смертность при всех эпидемиях этого заболевания.

Поэтому врачи, которые занимались изучением чумы, вызывают особое восхищение. В те времена о бактериях еще не имели ни малейшего представления, а они уже пытались производить прививки по образцу оспенных, чтоб тем самым защитить людей от чумы. И первые опыты эти самые врачи ставили на себе. Согласитесь, трудно переоценить такой героизм.

Дело в том, что сама природа показала человечеству пути защиты от оспы. Так, было замечено, что крестьянки, переболевшие коровьей оспой, тем самым защищали себя от обычной, черной оспы. Они либо совсем не болели ею, либо очень легко переносили заболевание.

Старый, бытующий в народе способ защитной прививки был известен, что и дало Дженнеру идею для научной разработки метода прививок.

И изучая чуму, врачи-исследователи моги прийти к аналогичным мыслям. И в этом случае наблюдались гнойные нарывы, в которых, без сомнения, содержался чумной яд. Вопрос напрашивался сам собой: нельзя ли найти защиту от чумы так же, как и от оспы, с помощью прививки? Конечно, это было сугубо теоретическое предположение, и никто не мог знать, чем закончится этот опыт на практике.

Итак, первый опыт на себе, с целью исследования чумы, был поставлен в Александрии. А провел его английский врач А. Уайт. Рассказал же об этом в своих мемуарах военный врач Джемс Мак-Грегор. Кстати, сам Мак-Грегор перенес за свою жизнь такие тяжелые заболевания, как пятнистая лихорадка, малярия, дизентерия, желтуха.

Находясь в 19 веке в Египте, Мак-Грегор узнал, что его коллега и земляк – доктор Уайт – намеренно привил себе чуму. Среди пациентов Уайта была больная бубонной чумой женщина. Он извлек из ее железы некоторое количество гноя и втер себе в левое бедро. А на следующий день он повторил этот опыт. Но на этот раз он сделал небольшой разрез на правом предплечье и опять же внес в рану гной этой самой больной женщины. Эксперимент этот имел ужасные последствия. Уайт заболел чумой и умер. Удивительно то, что хорошо зная эту болезнь, Уайт подумал, что болен малярией.

В том же году аналогичный опыт провел в Египте военный врач Рене Деженет, глава санитарной службы французской восточной армии, заслуживший большие почести у Наполеона. Этот эксперимент, к счастью, не имел трагических последствий, потому что Деженет помешал проникновению инфекции. При помощи ланцета он внес гнойное содержимое в маленькую трещинку на коже, но затем тщательно промыл ее водой с мылом. Тем самым он не допустил проявления признаков болезни. Хотя и этот опыт заслуживает высокой оценки.

А уже более чем через тридцать лет французский врач А. Ф. Бюлар, служивший в Египте, проделал на себе опыт с чумной субстанцией. 15 мая 1834 года в 9 часов утра в присутствии персонала госпиталя он снял с себя рубашку и нижнее белье и надел, не принимая никаких мер защиты, рубашку мужчины, заболевшего тяжелой формой чумы. Причем, эта рубашка была вся в крови, так как до этого больному только пустили кровь. Так Бюлар проходил в этой рубашке 48 часов, совершенно не чувствуя никаких необычных симптомов. Но все же спустя два дня на среднем пальце левой руки показалась лишь маленькая опухоль, напоминающая фурункул. НоБюлар предположил, что эта опухоль возникла на месте небольшой ранки, которую доктор нанес себе, препарируя тело умершего от чумы.

Кстати, по инициативе Бюлара пяти приговоренным к смерти также была привита чума. Скончался же только один из них, но утверждать, что он умер именно от чумы, сложно, так как в то время в Каире люди становились жертвами многих инфекций.

Вообще, Египет был очень подходящей для опытов страной. Знаменитым стал также эксперимент врача из Южной Франции Антуана Клота. Уже в 27-летнем возрасте он был назначен  лейб-медиком вице-короля Египта Мохаммеда Али.

Главной же целью опыта, поставленного им на себе, было показать бессмысленный страх перед чумой, так как не каждый заболевал, даже когда эпидемия была в самом разгаре. Именно этот страх приводил к параличу всей экономической жизни.

Клот продолжил опыт Бюлара, надев ту же самую рубашку, которую тот носил в течение двух дней. Но он пошел еще дальше. Взяв некоторое количество бактериальной флоры с рубашки, испачканной кровью и гноем, он сделал себе прививки в левое предплечье, правую сторону паха, всего в шесть мест. Небольшие ранки он перевязал повязками, смоченными в крови больного чумой. Но и на этом он не остановился. Он надрезал себе кожу и нанес на это место гной из карбункула больного чумой, и опять наложил повязку с кровью заболевшего. Далее он одел одежду чумного больного, а когда тот умер, лег в его кровать. В общем, сделал все, чтоб заразиться, но ему это не удалось.

Кстати говоря, стремление успокоить трепетавшее перед чумой население вело к подобным опытам и ранее. И известное посещение Наполеоном госпиталя для чумных в Яффе, служило той же цели.

Но не всегда все проходило хорошо. Драматически протекал эксперимент, который провел австрийский врач Алоис Розенфельд из Каринтии.

 С тех пор, как чума начала свирепствовать и в Европе, существовали средства, которые усилено рекомендовали врачам. Такие средства переходили по наследству в некоторых семьях врачей, встречались они и на Востоке. Так, во время пребывания в Африке, в Триполи, Розенфельд стал обладателем подобного рецепта. Он хотел провести научный эксперимент с этим снадобьем, а именно найти защиту от чумы в полости рта, желудке и кишечнике. Но Розенфельд, увы, не обладал никакими научно-теоретическими представлениями, в его расположении был только положительный опыт.

Снадобье состояло из высушенных лимфатических желез и костного порошка, приготовленных из останков умерших от чумы. Тогда существовало убеждение, что подобное снадобье производит эффект, подобный прививке. Как утверждали, во время своих поездок на Восток Розенфельд уже успешно использовал его на себе и еще на сорока лицах.

Возвратившись на родину, Розенфельд предложил этот рецепт Венскому медицинскому факультету, чтоб рекомендовать его врачам. Но факультет отнесся к этому средству скептически и отклонил его. Тогда Розенфельд поехал в Турцию, и по рекомендации правительства Каринтии решил произвести дальнейшие исследования препарата на больных в чумном госпиталя. Для этого Розенфельд поехал в госпиталь Пера и заперся там с двадцатью больными чумой. Произошло это 10 декабря 1816 года. Все это время он не предпринимал никаких мер предосторожности, и старался вести себя так, как будто сам тяжело болен.

Когда же он увидел, что пребывание с больными не приносит ему никакого вреда, он решил усложнить эксперимент. 27 декабря врач натер себе кожу на бедре и на руках гноем, и стал ждать. Долгое время ничего не происходило. Срок в шесть недель, отведенный для опыта, подходил к концу, и Розенфельд решил уже покинуть госпиталь. Но неожиданно заболел бубонной чумой и умер 21 января 1817 года.

В настоящее время уже известно, что между заражением и вспышкой болезни проходит лишь несколько дней, редко неделя. Ясно, что ни пребывание среди больных чумой, ни втирание гноя не принесли Розенфельду вреда. В течение пяти недель чума оставляла его в покое, а вот на шестую схватила, решив положить конец этой ужасной игре.

За некоторое время до прибытия Розенфельда в Пера уже был проведен опыт по самозаражению чумой. И провел его Эузебио Валли, который много занимался эпидемическими исследованиями, главным образом оспой и чумой. Вот, чтоб лучше изучить эти болезни, он отправился в Смирну и Константинополь, где для этого было больше возможностей, чем в Италии. Кстати, именно Эузебио Валли принадлежит немалая заслуга во введении в Италии противооспенной прививки.

Тогда многие утверждали, что заболевший оспой, не может заболеть чумой или переносит ее в легкой форме. Чтоб проверить это утверждение Валли решил провести опыт на себе. Его он и осуществил в Пера.

Летом 1803 года Эузебио Валли отправился во французский госпиталь. Там он сделал себе маленькую ранку на кисти левой руки между большим и указательным пальцем и внес в нее гной из оспенной язвы и чумного бубона. В результате он заболел чумой, но вскоре выздоровел, так что остался доволен своим опытом и потом испытал его еще на целом ряде людей, пытаясь защитить их от чумы. Но как он не старался, он не смог добиться признания своего метода. По возвращении в Италию он получил место военного врача и настоял, что его отправили в Испанию, где в то время свирепствовала эпидемия желтой лихорадки, также ставшая причиной многих жертв. Там он прославился самоотверженной деятельностью по ликвидации этой самой эпидемии. А затем отправился в Латинскую Америку, чтоб лучше изучить желтую лихорадку.

В сентябре 1816 года Эузебио Валли высадился на Кубе и с головой окунулся в свои опыты. Прежде всего, его интересовали пути распространения эпидемии. Для этого он надел белье и одежду только что умершего от жедтой лихорадки человека. Несколько дней спустя Эузебио Валли умер. Это была одна из первых жертв опытов на себе, проведенных врачами для изучения этой болезни.

 

Но это уже совсем другая история…

 

По книге Г. Гуго "Драмматическая медицина. Опыты врачей на себе"

Похожие статьи
Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий