Полезные ссылки
профессия-ВРАЧ

На службе людям

Мы продолжаем рассказывать о выдающихся врачах нашей современности, о тех, кто каждый день помогает сохранить  здоровье жителям Молдовы своими знаниями, своей добротой и вниманием. И на этот раз о своей жизни  нам согласился рассказать Заведующий кафедрой психиатрии и наркологии ГУМФ им. Н. Тестемицану, доктор хабилитат медицинских наук, профессор Ревенко Мирча Григорьевич. 

 

След оставить, а не наследить —
Чтоб в итоге так оно и было,
По земле старайся так ходить,
Чтоб в следах по колосу всходило.

Мирча Григорьевич, расскажите, пожалуйста, что Вам больше всего запомнилось из детства?
Детство мое прошло в Сорокском районе, в селе Курешница. Село, я бы сказал, очень романтичное, наверное, потому, что расположено оно на берегу Днестра. Я был единственным ребенком в семье. И только, когда мне исполнилось 22 года, родилась сестра, Анжела. Кстати, она детский врач.
Воспоминания о детстве самые, что ни на есть, радужные. Детям, вообще, свойственны веселость и беззаботность. Вот и мы в свое время бегали, играли, резвились.
Родители мои были крестьянами, правда, отец  какое-то время преподавал в школе физкультуру. Мать же домохозяйка. И отец, и мать всегда стремились дать мне самое лучшее, и в воспитании, и в обучении. Например, в селе была восьмилетняя школа, но они отправили меня учиться в Сороки, так как там была возможность закончить среднюю. Родители уверяли, что учиться необходимо, чтобы найти свое место в жизни, хотели, чтобы я жил лучше, чтоб достиг чего-то.

А то, что Вы стали врачом, это тоже влияние родителей?
Да, именно отец с матерью впервые заговорили со мной о профессии врача, даже настаивали на таком выборе. Поэтому, можно сказать, что я избрал эту профессию именно благодаря им.
И вот в 1955 году я поступил в медицинский институт. Конкурс тогда был очень большой, но все же из нашего класса поступило 8 человек. Наш класс был один из самых сильных в школе, да и в институте мы все проучились до 6 курса, никто не вылетел.

А что больше всего запомнилось из студенческой жизни?
Самые лучшие, наверное, для всех, и для меня в частности, это студенческие годы. Жили мы в общежитии, тесно, но интересно. Дружба среди нас была какая-то сердечная, сейчас такой, наверное, уже и не встретишь.
В то время профессия врача была очень престижной, многие стремились ею овладеть. Думаю, что мои коллеги упоминали, как нам повезло с преподавательским составом. Институт наш к тому времени был уже со своими традициями, он был переведен в Кишинев в 1946 году из Ленинграда. Вся профессура была оттуда, это были мощные, эрудированные, культурные и образованные люди. И все свои знания они старались передать нам, а мы, в свою очередь, стремились, как можно больше узнать. Лекции были очень содержательными и, главное, интересными. К нам даже с других ВУЗов приходили, послушать наших преподавателей.

Наверное, в студенческие годы происходили различные интересные случаи?
Случаев было много, все они очень забавные. Мы были молоды и, помимо учебы, нам, конечно, хотелось развлекаться, мы часто подшучивали друг над другом, но не зло, а очень по-доброму, так, ради забавы.
Помню, были мы как-то на целине, в Казахстане, поехали на машине в гости к одному из наших однокурсников. На машине, как известно, расстояние не чувствуется, ехали, шутили, разговаривали, да и не заметили, как время пролетело, и мы добрались до места. А обратно машину найти, к сожалению, не удалось, пошли пешком. Оказалось, что не так-то близко! И пришлось нам шагать 30 километров. Ориентировались по звездам, да только не очень удачно. Пошли по какой-то тропинке, которая, как водится, привела нас совсем в другое место. Так и скитались всю ночь, добрались до места лишь к утру, и то потому, что нас подобрала какая-то машина.
Но мы были неугомонны. Нравилось нам, например, воду в ведро налить и подвесить его к двери. И вот, когда кто-то эту злополучную дверь открывал, то вода, соответственно, выливалась ему на голову. Рассчитана шутка была, безусловно, на друзей и однокурсников. Но надо же было случиться, чтоб зашел к нам секретарь парторганизации, он как раз проверял общежитие. Ну и окатило его водой. А он был очень строгий, ну и поднял вопрос о нашем выселении из общежития. Мы, что делать, принялись его всячески умолять и просить, извинялись, как могли. В конце концов, он сдался и простил нас, признав, что сам был молод и хотел веселиться. Сейчас так, наверное, уже не шутят.
Помнится еще, что каждую субботу были танцы. Причем, в каждом институте был свой клуб, хотя были и городские площадки. Бывало, что мы ходили с одного места в другое, искали, где девочки лучше.
Мне кажется, что сегодня молодежь пассивнее в этом плане. Я живу в студенческом городке и вижу, что они не так гуляют, как мы в свое время, видимо, у них другие проблемы.

Мирча Григорьевич, а со своей женой Вы тоже на танцах познакомились? Расскажите немного о своей семье.
Да, так случилось, что со своей женой я познакомился именно на танцах. Она в то время училась в университете, на химическом факультете. Много девушек приходило к нам на танцы, но свою будущую жену, Валю, я сразу выделил. Оказалось, что она тоже из Сорокского района. Мы начали дружить, или как говорят сегодня, встречаться. А поженились через 3 года. У нас 2 сына, оба, кстати, врачи. Старший сын – Виталий - кардиолог, кандидат наук, работает в Кишиневе, в медицинском центре «Галаксия». А младший – Евгений -  работает во Франции, невропатологом, уже заведующий отделением.
Выбрать профессию своим сыновьям помогли Вы, как в свое время Ваш отец?
Сыновья сами выбирали свой путь в жизни, и профессию тоже. Младшего я вообще уговаривал стать экономистом, так как время уже другое, и врач не столь востребованная профессия. Но Евгений к тому времени  окончил школу с золотой медалью и очень стремился к учебе, он сам выбрал профессию врача и, надо сказать, добился видимых успехов в этом деле. Он хороший врач, с ним считаются, причем в другой стране. Хвалю не потому, что мой сын, а потому, что он действительно хорош.
Старший сын работал сначала в институте кардиологии, но потом перешел в «Галаксию». У него есть дочь - Диана. Она уже окончила экономический факультет Государственного Университета, но собирается учиться дальше, скорее всего заграницей. Планирует поступить в Италии, в институт международных экономических отношений.
Кстати, у меня много родственников врачей. Я часто шучу, что, если мы откроем свою поликлинику, то там могут работать только свои, не нужно будет набирать персонал со стороны. Причем, есть разных специальностей: и кардиологи, и эндокринологи, и детские врачи, и хирурги. Многие утверждают, что пошли по моим стопам. Но я всегда говорю, что по стопам моего двоюродного брата, которого тоже звали Мирча Григорьевич. У нас имя и отчество одинаковые, только фамилии разные.
Короче целая династия врачей. А вот внучка не захотела, избрала другой путь.

А младший сын уже подарил Вам внуков?
Нет, Евгений только думает жениться. Ему 34 года, но во Франции с этим не принято торопиться. Он всегда говорил мне, что сначала надо сделать карьеру, чего-то добиться в жизни, а уж потом заводить семью. Возможно, он и прав.
Когда я был во Франции, я обратил внимание, что у многих французов трое, а то и четверо детей. Такими темпами они по численности населения скоро будут превосходить немцев. Во Франции стимулируют рождаемость тем, что довольно хорошо оплачивают рождение каждого ребенка.

А как складывалась Ваша жизнь после окончания института?
По окончанию института мне пришлось работать на Украине. Причин было несколько. За годы учебы, у меня умерла мать, отец остался с маленькой сестрой на руках.
Работал я в селе Великая Кисница, село большое, 7,5 тысяч человек и один врач, Я! Но я не жалею, это была отличная практику. Был и педиатром, и акушером, и хирургом, и врачом скорой помощи, кем только не был.
Не помню точно, в каком году, но была эпидемия гриппа, было 35, 40, а в один день и 55 вызовов. И я на подводе ездил по всему селу, на вызовы. Помогал мне только дядя Тома, он вел бричку, вот с ним и ездили.
Чего только не случалось в то время. Помню один случай. Рожала женщина, обычно роды принимала акушерка. Но она позвала меня и говорит, что после рождения ребенка, матка не закрывается, и она не понимает, что происходит. Я осмотрел роженицу и вижу, что еще один ребенок будет, но роды затянулись. В итоге женщина родила, но началось маточное кровотечение. Оно очень опасно, роженица может умереть. Нужна была помощь, госпитализация. Я стал звонить врачу-акушеру в район, а она говорит, раз сами прошляпили, то и выкручивайтесь, как знаете. А женщине нужна кровь или заменители, ситуация сложная, у нас ничего такого в селе не было. Я пошел на крайность и сказал ей, что позвоню в прокуратуру, она только тогда сказала, что прибудет через 20 минут. Так удалось спасти той женщине жизнь.
В то время обо мне даже писали в газетах. Была статья, «Слово о лекаре», где говорилось, что спит село, не спит только Михайло Григорьевич, он всегда с сумкой в руках спешит на помощь людям, в любое время дня и ночи, в любую точку села.
Помню, у одного сельчанина был инфаркт миокарда. А на улице, как назло, льет как из ведра, проехать практически невозможно, но я успел, и спас ему жизнь.
Прошло время. И, когда я уже учился в Москве, этот человек нашел меня, чтоб со мной посоветоваться, доверял только мне. И перед смертью, когда ему стало плохо, он послал домой к моему отцу, чтобы переписать все свое имущество мне, как человеку, который продлил ему жизнь на 15 лет. Отец пытался его переубедить, но он был непреклонен. Тогда отец сказал, что не может меня найти, и имущество осталось детям этого человека.

Вы сказали, что ездили в Москву, продолжали учебу?
Не сразу. Мне предложили место в Винице, но тянуло на родину, домой, в Молдову. И как только появилось место, я уехал, кроме того, там же было и место химика, для жены. Так я стал психиатром, хотя, сначала, меня больше тянуло к терапевтике.
Тогда же примерно был набор в аспирантуру, я даже сдал экзамены, но жена меня не отпустила, она была беременна. Поэтому я учился в Кишиневе, и только после родов жены я поехал в Москву, где учился в аспирантуре 3 года, в институте им. Сербского.
Повезло мне и здесь. В институте работало 28 профессоров, каждую неделю кто-то защищался, доклады читал, я старался не пропускать ничего. У меня были хорошие учителя: академик Морозов Георгий Васильевич, Нина Игнатьевна Фелинская, профессор, в отделении, где я проходил практику. Она очень культурный и эрудированный человек, очень спокойный, всегда с пониманием и уважением относилась ко мне, во всем помогала, поддерживала.
Когда пришло время, уезжать из Москвы, у меня было больше друзей, чем я потом нашел дома. Просто, наверное, и возраст был такой, и люди были дружнее, чем сейчас. Я ни разу не почувствовал, что я чужой там. Наоборот, все хорошо ко мне относились, помогали, поддерживали. А когда к тебе относятся хорошо, то и ты относишься к людям также, вот и зарождается настоящая дружба, которая потом продолжается годами, а то и всю жизнь.

Мирча Григорьевич, расскажите, пожалуйста, о своих научных работах.
Первая моя диссертация называлась «К вопросу о судебно-психиатрической оценке психопатических реакций»,  это о личностях с особым характером. От особенностей их характера страдают или они сами, или окружающие их люди. Это личности, которые легко вступают в конфликты, легко пускают в ход кулаки, могут даже убить. Врачи психиатры разрабатывают тактику поведения с ними, а также анализируют их состояние в момент преступления, чтобы в дальнейшем предотвратить такие ситуации. Разбираются, вменяемы ли они.
Эта тема очень меня заинтересовала, и я погрузился в работу с головой. Видимо поэтому и работа получилась хорошая, сильная, всегда приятно заниматься тем, что тебе нравиться и что тебе интересно.
Хочется, безусловно, выразить благодарность своим учителям, да и не только им. Отношения со всеми строились на взаимопонимании, поэтому я, простой аспирант, мог на равных обратиться и к академику, и к профессору, и меня всегда выслушивали, давали дельные советы.
Был такой академик, Олег Васильевич Кербиков, который занимался расстройствами личности. И представляете, он сказал, что у меня получилась очень интересная работа, и это академик аспиранту. Понятно, что мне было приятно слышать от него похвалу, да и еще больше хотелось работать, больше сделать, лучше. Его слова стимулировали мое и так сильное стремление к учебе. Общение с академиком на научные темы, я вам скажу, многого стоит, всегда можно почерпнуть что-то новое для себя. Ценность в том, что он подал еще идеи, которые я, впоследствии, развивал в своей работе.
Кстати, в Москве было три психиатрических института. И между ними шли постоянные соревнования, где лучшие диссертации, где лучшие аспиранты и так далее. И защищались не в своем институте, а в другом. А там другие профессора, которые прощупывали, насколько ты владеешь материалом, насколько подготовлен. Когда проходила моя защита, в составе ученого совета было 22 профессора, и каждый задавал вопросы. Требования были очень высокими, что и помогло потом в работе, защита проходила в 1968 году, 3 января.
Но все прошло хорошо, и я вернулся в Молдову, был ассистентом на кафедре, лет 5-6, а потом меня перевели на должность доцента, и так я работал до 1997 года.
Что же касается докторской диссертации, то ее я начал писать, как только вернулся из Москвы, собирал материал. И уже должен был апробировать ее в 1975 году. Но жизнь не всегда благоволит нашим планам. Я поехал в Москву, но мой руководитель Морозов был в Америке, и встретиться с ним не удалось, в общем, обстоятельства не позволили мне сделать это тогда. Как-то все не получалось, работа остановилась, я понял, что нужно подождать, коль все не клеится.
И лишь в 1996-1997 я взял творческий отпуск и, наконец, закончил докторскую диссертацию. Тема диссертации – «Клинические аспекты динамики психопатии», как бы продолжение предыдущей, хотя уже  в другом ракурсе.  Можно сказать, что я защитил монографию, потому что материала было много, да и вышла она в виде монографии.
Вскоре меня назначили заведующим кафедрой усовершенствования врачей по психиатрии. Коллектив у нас очень хороший, дружный, эрудированный. Ну а сегодня я уже профессор кафедры.
На моем счету 220 печатных работ, 4 монографии, кроме того, я соавтор двух учебников для студентов и врачей. Я руководитель 10 защищенных диссертаций, одного доктора-хабилитата. На сегодняшний день в стадии разработки еще 3 докторские диссертации. Мной выпущено более десяти методических разработок.
За это время, мне довелось участвовать в работе множества конгрессов психиатров, как союзного, так и международного уровня. А в настоящее время я являюсь председателем общества психиатров и наркологов и руковожу общим направлением научных исследований в Молдове.

А что Вы можете сказать о своих учениках, отличаются они от Вас?
Последние 10 лет я читаю лекции врачам. Мне кажется, что сегодня несколько иначе относятся к учебе, нет той любознательности, которая была в наше время, появилась какая-то меркантильность, желание быстрее, да и легче чего-то добиться. Нет той тяги к знаниям, которая наблюдалась раньше.
В мои студенческие годы трудно было найти место в библиотеке, были постоянные очереди в анатомку. Сейчас, правда, другие возможности, интернет, например. Но я убежден, что никакой интернет не заменит хороший учебник или монографию.

Не могли бы Вы рассказать нашим читателям что-нибудь интересное о своих пациентах?
Я однажды подумал, сколько же больных я осмотрел. И когда прикинул, ужаснулся, наверное, их больше 40 тысяч. Каждый из них интересен. Психиатр -  особая профессия. Если хирург спасает жизни, то в нашем случае иначе. У нас очень сложно с диагностикой, множество сложных случаев, в общем, бывает всякое. Наши больные нуждаются в защите, ведь они не понимают содеянного. Если посадить больного человека в тюрьму, это несправедливо, ведь он не виноват, он не отвечает за свои поступки, а там над ним будут издеваться, да и он может совершить еще одно преступление. Поэтому каждый случай интересен по-своему.
В последнее время частота психических заболеваний очень увеличилась. Число больных растет, причем за счет невротических расстройств, депрессий. Депрессия находится сейчас на 4 месте в мире среди заболеваний, а к 2020 году предполагают, что она будет уже на 2, уступая 1 место только сердечно-сосудистым заболеваниям. Я, например, не помню ни одного дня, чтобы ко мне на прием не пришел человек с депрессией. А связано это с напряженной социальной и материальной обстановкой в мире, с отъездами наших соотечественников за границу. Условия тяжелые, а как следствие, участились психологические срывы. А ведь все подобные расстройства опасны для человека, в 15 % они заканчиваются самоубийствами, да и инвалидность от них на 1 месте.
Надо очень хорошо знать клинику и быть чутким человеком, чтобы диагностировать психические заболевания, так как для наших пациентов характерно иногда скрывать свой недуг, врач должен его учуять, распознать.
Вы можете спросить, делает ли все это врача психиатра особенным? Да!
Был, например, случай, когда врач психиатр со всей своей семьей вселился в отделение психиатрии. Он хотел доказать, что там тоже находятся люди. И ничего страшного не случилось, хоть и прожили они там приблизительно 5-7 лет.
Врач психиатр очень наблюдателен, он сразу замечает, кто выделяется из толпы, он оценивает окружающих с профессиональной точки зрения. Могу сказать, что это часто помогает мне в жизни быть осторожнее.
Еще одна особенность наших больных заключается в том, что, к сожалению, они чаще всего хронически больны. Им свойственно искать защиты, помощи. А ведь их могут и обмануть.
Помню один случай. Женщина обратилась к гадалке, ощущала себя как-то неспокойно. Гадалка стала говорить ей какую-то чушь, та собралась уйти, но вслед услышала: «Вот останешься без мужа, тогда прибежишь ко мне!». Женщина остановилась, как вкопанная, вернулась, послушала еще россказни. А теперь ходит к нам, чтобы избавиться от этих назойливых мыслей о плохом будущем. Боится, что что-то случиться с мужем, так как его работа связана с определенным риском, он постоянно в разъездах.
Бывает, что и врачи не всегда верно ведут себя, позволяют себе ненужные высказывания, например: «Кто вам назначил этот препарат?». А больной начинает сомневаться, паникует, не доверяет потом никому.

Мирча Григорьевич, а Вы довольны своей жизнью, своими достижениями?
Если говорить о работе, то я чувствую, что реализовал себя. Меня уважают коллеги, я, в свою очередь, уважаю их. У меня много друзей. Сетовать на судьбу я не могу. Мне повезло встретить в жизни хороших людей, найти свое место в жизни. Я считаю себя представителем счастливого поколения. Оглядываясь назад, я могу сказать, что всем доволен.
Но нельзя жить прошлым, надо стремиться в будущее, жить завтрашним днем, ставить перед собой цели и смело к ним идти.
Профессия врача очень ответственна, ей надо отдавать себя полностью, всегда помогать больному, в любой ситуации. Нельзя нарушать клятву Гиппократа.
Я знал одного врача, который пользовался большим уважением, к нему приезжали и в дождь, и в снег и просили помощи, и он ни разу никому не отказал. Вот таким должен быть истинный врач. А тогда и люди будут благодарны, и в жизни все сложится.
Я тоже старался и стараюсь всегда помогать людям, не бояться сложностей. Совесть моя чиста, я делал все возможное, все, что от меня зависело.
Больше дела, меньше слов – вот девиз настоящего врача!

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий