Полезные ссылки
профессия-ВРАЧ

Все начинается с любви…

Сегодня о своей жизни любезно согласился рассказать Георгий Васильевич Мушет, заведующий кафедрой дерматовенерологии КГУМФ им. Тестемицану, доктор хабилитат медицины, главный внештатный специалист МЗРМ, профессор. Георгий Васильевич не только блестящий врач-практик и ученый, но еще и замечательный человек.

Говорят, что у врачей есть три орудия: слова, растения и нож. Мудрость же древнего Ирана гласит, что «…есть и душевные лекарства, которые врачуют тело. Сим искусством сообщается больным та твердость духа, которая побеждает телесные боли, тоску, метание и которая самые болезни иногда покоряет воле больного». Этим искусством в совершенстве владеет наш сегодняшний собеседник, Георгий Васильевич Мушет.

Георгий Васильевич, расскажите, пожалуйста, немного о своем детстве.
Родился я 24 июня 1939 года в селе Сынжерее Векь, маленьком районном центре. Родители мои были крестьянами, простыми, но очень добрыми и мудрыми людьми.
В 1946 году началось мое обучение в школе, находящейся все в том же родном селе, которое благополучно закончилось в 1956 году. Говорю благополучно, потому что учеба давалась легко, хоть на нее и оставалось мало времени.
Детство пришлось на послевоенные годы, поэтому было  нелегким. Главным воспитателем для всех нас был труд. Трудиться все начинали очень рано. Сначала помогали родителям по дому, потом  работали в поле.
В нашей семье было трое детей, я и два брата. Одного зовут Михаил, он тоже закончил медицинский институт, факультет стоматологии. Сегодня уже на пенсии. Второй брат, Петру, продолжил заниматься сельским хозяйством.  Я был самым младшим ребенком в семье.
Любимыми предметами в школе стали химия и алгебра. К ним, правда, добавилось увлечение художественной самодеятельностью, пение в хоре и танцы.
После окончания школы пришло решение поступать в медицинский институт, что, к  счастью, удалось с первого раза. Хоть конкурс и был очень большой, проходной бал был от 18 до 20, с моими 19 баллами зачислили без проблем.

Как появилась мысль стать именно врачом?
Решение пришло не сразу. Одно время очень хотелось профессионально заниматься танцами.
Но еще в школьные годы я перенес два серьезных заболевания: малярию и пневмонию. Медицина находилась тогда не на очень высоком уровне, а заболевания были довольно серьезные. Приходилось часто ходить в больницы, лаборатории. Там и пришлось столкнуться с огромным количеством больных людей, увидеть их страдания. Это стало одним из основных факторов, сыгравших в пользу выбора профессии врача.
Сыграла роль, наверное, и моя впечатлительность. Смотреть на страдания других было сложно. Например, помню потрясение, которое произвела смерть матери соседа. Я плакал, как ребенок. Неожиданно трудно осознавать, что товарищ остался один, без матери, самого близкого человека, который всегда посоветует, всегда поможет.
Кроме того, помог определиться с выбором и отец. Это был очень мудрый человек, со своими устоявшимися взглядами на жизнь. Танцы, в его понимании, были занятием несерьезным, а у мужчины должна быть серьезная профессия. Так медицина и стала профессией, а позже и призванием.
Не могу передать все те эмоции, которые испытывает человек, добившись желаемого. Но надо было продолжать начатое, усиленно заниматься, добиваясь результатов, самосовершенствуясь. Интерес вызывало все, страшно было  упустить даже мелочь.
 Учеба в родном селе была на родном языке, а вот в институте преподавали на русском. Конечно, это было сопряжено с некоторыми трудностями, но желание учиться помогло справиться и с ними. На первом курсе пришлось изучать два новых языка: латынь и русский. Но уже первая сессия показала, что старания всегда вознаграждаются, большинство экзаменов удалось сдать на отлично. Это еще больше вдохновило. Институт был окончен с отличием.
Повезло еще и тем, что курс наш был очень дружен, отношения в коллективе строились на взаимопомощи. Многие из однокурсников были гораздо старше, им было уже за 30, это были люди, прошедшие войну, имеющие уже определенный жизненный опыт.  Но силен был и дух соперничества, каждый старался стать лучше, узнать больше, обогнать сокурсников. Все это помогало быть в тонусе, не стоять на месте, а неустанно двигаться вперед. Многое сначала приходилось учить наизусть, а потом уже вникать в суть.
На 5 курсе из-за серьезной болезни пришлось взять академический отпуск. Очень огорчало, что утеряна возможность закончить институт со своими однокурсниками. Но, как водится, болезнь не спрашивает нашего согласия, а приходит неожиданно.
По окончании института надо было возвращаться в районный центр, работать дерматологом. К основной профессии добавилась еще и практика инфекциониста, а также дежурства на скорой помощи. Сложное оказалось время, но оно помогло мне состояться как врачу. Часто в поликлинике оставалось всего два врача, которым и приходилось принимать всех больных. Но это стало хорошей школой, так как случаи были разные, да и  пациентов было много. Приходилось довольно много читать, чтобы пополнить свои знания, приходилось советоваться со многими врачами, с которыми работал. А это были и педиатры, и терапевты, и хирурги, что и позволило приобрести знания в разных областях медицины.
Каждый пациент, с которым приходилось работать, помогал уверовать, что медицина – правильный выбор. А довольно скоро пришло и понимание, что выбран единственно верный путь.
Но нельзя останавливаться на достигнутом, нужно черпать новые знания. Поэтому решение поступать в аспирантуру не заставило себя ждать. Проучившись год, я прошел по конкурсу на должность ассистента и с удовольствием продолжал научную работу. Руководителем моим была заведующая кафедрой, доктор медицинских наук, заслуженный деятель, профессор Богачева. Очень милая и добрая женщина, которая всегда поддерживала и помогала.
А научным консультантом был заведующий кафедрой урологии, профессор Галигорский. Одно время он работал у нас, а потом переехал в Киев, где заведовал клиникой урологии и был заместителем директора Научно-исследовательского института урологии и нефрологии. Этот интеллигентный, эрудированный и добрый человек всегда гордился своими учениками.
Он предложил для работы очень интересную тему, а уже через 9 месяцев я приехал в Киев, где на конференции доложил о проделанной работе. Профессор  высоко оценил эту работу. А сотрудники его даже решили, что это апробация будущей диссертации, хотя до этого было еще далеко.
После совместной работы мы очень сдружились с ним, он всегда интересовался моими делами, как на медицинском поприще, так и личными, помогал советом.
Благодаря профессору Галигорскому, удалось познакомиться с академиком Тареевым, который, проэкзаменовав меня, написал отзыв на мою работу. Это была лучшая награда за все старания.
После защиты диссертации профессор Галигорский предлагал еще несколько тем для дальнейших научных работ, но меня привлекали несколько другие проблемы в медицине. И вот уже в 1983 году увидела свет моя первая научная работа, которая получила большое количество отзывов, как у нас в Молдове, так и за рубежом.

Что Вы могли бы вспомнить о начале своей практической деятельности?
Первое время, в самом начале карьеры, приходилось постоянно прибегать к помощи различной медицинской литературы, чтобы усовершенствовать знания. Ведь ни для кого не секрет, что теория есть теория, практика – это нечто совсем иное.
Помню первый случай, когда ко мне пришел пациент с многоморфной экссудотивной эритемой. Я воочию ее не видел ни разу и боялся ошибиться, поэтому отправил больного для уточнения диагноза в Бельцы. Там работала прекрасная женщина, Тамара Чечель. Именно она позже и успокоила, сказав, что даже опытные врачи часто гадают, какое именно заболевание у больного.
Как не странно, не смущало и то, что приходилось прибегать к помощи более опытных коллег, главным было желание стать хорошим специалистом. Информацию следовало черпать из всех возможных источников. Ведь главное – это помочь больному излечиться.
Вскоре после начала практики, были четырехмесячные курсы специализации  в Кишиневе, после чего появилось некое чувство уверенности.
Дерматология сложна тем, что одно и то же заболевание может протекать по-разному, что часто затрудняет диагностику. Здесь нужен опыт, знаний, к сожалению, не всегда достаточно.
Поэтому нельзя было пропускать различные научные конференции. А на одном съезде дерматологов мне посчастливилось познакомиться с такими выдающимися врачами, как академик Смелов, Скрипкин, Мордовцев и другими. Это были величины в дерматологии. Молодые специалисты внимали каждому их слову, используя накопленный ими опыт в дальнейшей работе.
Но, а дальше предстояло вернуться в родной институт и пройти все этапы педагогической практики, от ассистента до профессора.

Вы и сейчас продолжаете педагогическую практику. Как складываются Ваши взаимоотношения с учениками? Что Вы можете сказать про современных студентов?
Всегда были, есть и будут сильные студенты. Главное, на мой взгляд, это желание получить профессию врача, стремление помогать людям.
Но, к сожалению, бывают  и те, кто случайно попал в медицину.
Возможно, дело в том, что во время нашего студенчества было четко известно, что сулит будущее: будет профессия, будет стабильная работа и место в жизни.
Сегодня ситуация изменилась, многие студенты не знают, что их ждет дальше, найдут ли они работу, которая удовлетворит их потребности, как моральные, так и материальные.
Сейчас большой процент студентов стремится к знаниям, хочет заниматься научной работой. Но есть и те, кто немного растерялся, потерял оптимизм. Учиться на врача – большой труд.

Георгий Васильевич, расскажите, пожалуйста, о своей семье, о детях, внуках.
Свою личную жизнь, без сомнения, считаю счастливой.
С женой, Верой, мы познакомились случайно. Она закончила фармацевтический институт в Запорожье, в Молдове тогда фармацевтического факультета не было.
Мы с женой жили очень дружно, старались оберегать друг друга. Думаю, что у нас это получилось.
Поженились очень быстро, но ни разу об этом не пожалели. У нас была очень красивая, счастливая семья. Все время проводили вместе, и на работе, и на отдыхе, и дома. Прожив в браке 38 лет, были счастливы каждую секунду.
Но жизнь не всегда принимает во внимание наши желания. К сожалению, моя жена серьезно заболела. Вот уже 6 лет, как ее не стало. Но до сих пор тяжело смириться с утратой, мысли о ней не покидают, ведь осталось так много нежных и теплых воспоминаний.
У нас один сын, Михай.  Мы все силы и любовь вложили в его воспитание и образование. И не зря, он окончил  школу с золотой медалью, затем с отличием медицинский университет.  Сейчас с семьей живет и работает в Канаде, в Монреале.
Сын подарил мне внука, Кристиана, которому уже 19 лет. Вскоре ему предстоит выбор будущей профессии.
В прошлом году посчастливилось погостить в Канаде, побыть с сыном и внуком. А так мы каждый день общаемся посредством интернета, они очень переживают за меня.

А кто повлиял на решение Вашего сына стать врачом?
Не могу сказать, чтобы мы с женой настаивали на этом. Изначально он хотел стать военным врачом, вот в этом вопросе у нас возникли некоторые разногласия. Ему было неполных 17 лет, когда он окончил школу, и мне казалось, что он не совсем готов к военной службе, да и физическое состояние этому не способствовало.
На мой взгляд, на его решение стать врачом повлияло, прежде всего, то, что он вырос в семье врачей. Дома мы всегда обсуждали рабочие вопросы, он видел, подготовку к защите кандидатской диссертации. Был даже случай, когда, повторяя доклад, я упустил одно слово, а сын поправил меня.
Жена же заведовала аптекой и часто брала его с собой. И вместо того, чтобы играть, он раскладывал лекарства, знал их названия, мог разложить их по группам.
Мы никогда не навязывали сыну своего мнения. Он, конечно, советовался с нами, но решение принимал сам.

Как вы думаете, Ваш внук тоже станет врачом?
У нас уже были разговоры на эту тему. Но Кристиан очень хорошо рисует, поэтому он пока находится перед выбором: архитектура или медицина.
Настаивать на том, чтоб Кристиан выбрал профессию врача, никто не станет. Каждый должен сам выбрать свой путь в жизни. Можно, безусловно, помочь советом, подсказать, как лучше, но последнее слово за ним.

Георгий Васильевич, не могли бы Вы рассказать какой-нибудь случай из вашей медицинской практики? 
Самые интересные случаи были, наверное, во время работы на скорой помощи. Скорее всего, потому что я был еще молодым и неопытным врачом. Кроме того, дежурили, в основном, ночью. А ночь – время тревожное и интересное. Бывало, что за одну ночь приходилось бывать на 20-ти вызовах, и каждый из них был интересным и запоминающимся. Скорая медицинская помощь предполагает, что решение нужно принимать быстро, потому что довольно часто от этого может зависеть человеческая жизнь.
Часто несчастные случаи происходят перед праздниками. У меня был одноклассник, который работал в милиции. Это был очень умный парень, все очень хорошо к нему относились. И вот он с тремя сослуживцами поехал в соседнее село на мотоцикле. И случись же так, наехали на кучу песка. Мотоцикл перевернулся и двое из офицеров погибли. Мы всеми силами пытались их спасти, даже вызывали санавиацию, но, увы! Все тяжело переживали эту трагедию, никак не мог смириться с тем, что не удалось им помочь.
Для меня самое сложное в работе врача то, что бывают случаи, когда стараешься сделать все возможное, но ничего не получается, теряешь человека.
Однажды я не смог спасти человека. Он переходил дорогу, и трактор на скорости 40 км в час прямо на пешеходном переходе задел его зеркалом, он упал, ударился головой об асфальт и умер. Все произошло мгновенно, прямо на моих глазах. Понимая, что ничего сделать нельзя, что на все воля Божья, все равно сложно это пережить.
Дерматологическая практика менее трагична, здесь проблема в другом. В дерматологии очень много неясных случаев, когда сложно поставить диагноз. Но ведь не хочется назначать без необходимости сильные лекарства, поэтому следует сделать все возможное, чтобы поставить правильный диагноз и назначить грамотное лечение, которое поможет больному. А для этого необходимы и опыт, и знания, и любовь к своему делу.
Самое главное для врача – практика. Я всегда говорю об этом своим резидентам. Только столкнувшись с проблемой лицом к лицу, научишься с ней справляться. Многие, по началу,  бояться больных, потому что бояться ошибиться. И каждый учитель должен помочь своим ученикам уверовать в себя, дать нужный совет, необходимые рекомендации.

Георгий Васильевич, скажите, пожалуйста, с кем Вам работать сложнее, с детишками или с взрослыми?
Тяжелые случаи встречаются и у взрослых, и у детей. У детей нагляднее проявляется болезнь. Взрослые же иногда занимаются самолечением, что изменяет клиническую картину заболевания и затрудняет диагностику. С детьми очень интересно, я немного работал в детском отделении.

Поддерживаете ли Вы отношения со своими пациентами после их выздоровления?
Конечно. У меня очень много пациентов, которые остаются со мной на всю жизнь. И даже если у них возникают другие проблемы, они советуются со мной, что предпринять, к какому врачу обратиться.
Больных с псориазом вообще приходится курировать много лет, так как это заболевание с хроническим течением.
Одно время я занимался красной волчанкой. И была одна пациентка, которая обсуждала со мной не только лечение, но и свою личную жизнь, детей, проблемы в семье. Работали мы с ней 15 лет, за это время пришлось стать почти членом их семьи. И даже после того, как она вылечилась, мы продолжаем общаться.

Есть ли среди Ваших учеников такие, которыми Вы по праву гордитесь?
В работе со студентами всегда участвовала моя жена. Каждый день, помогая мне собираться на работу, она говорила: «Не обижай студентов!».  Так, благодаря Вере, и родилось решение помогать студентам, чтобы не случилось. Надо уметь войти в положение каждого.
У меня училась дочка одного известного писателя и поэта, она опаздывала на занятия каждое утро. Но было видно, что она переживает, что что-то происходит. А оказалось, что у нее маленький ребенок, которого надо было успеть отвести в садик. Она говорила, что я был единственным, кто не сделал ей замечание.
А другая студентка родила во время государственных экзаменов и попросила ей помочь, иначе она бы их провалила. Безусловно, нельзя отказать в подобной ситуации. И по сей день, она вспоминает, что могла бы и не сдать экзамены, не стать врачом.
Поддерживать хорошие отношения со студентами не так сложно, если стараешься соблюдать свой долг учителя и наставника, стараешься никогда и никому не отказывать в помощи.
Вот, к примеру,  вчера пришлось остаться после работы, потому что одна пациентка не смогла посетить меня в рабочие часы. У нее двое детей, и оставить их было не с кем.
Для меня самое главное – это человеческие взаимоотношения. И доброе слово иногда помогает гораздо лучше, чем лекарства.

Как Вам на все хватает времени?
Надо научиться правильно распределять свое время. Нельзя тратить время впустую, надо извлекать из него пользу. Утром студенты, потом практика, научная работа. И не смотря на это, оставалось время и на общение с семьей, и на воспитание сына, и даже на занятия спортом. И сейчас, живя один, стараюсь все успеть. У меня частный дом, огород, красивый сад, много цветов. И все поддерживается в том виде, как было при жене. Просто надо все делать с любовью.

Вы считаете себя счастливым человеком?
ДА! Я счастливый человек!
Мне посчастливилось прожить интересную жизнь, полную добра, отыскать свое место в жизни.
Повезло найти свою вторую половину, мою жену, и прожить с ней полную радости жизнь, воспитать сына.
Да, приходилось много работать, чтоб добиться успеха в жизни. Но без труда, как известно, нельзя добиться успеха.
Спасибо моим ученикам, это достойная смена, позволяющая надеяться на продолжение начатого мной пути.
Спасибо друзьям, с которыми мы дружим еще со студенческой скамьи. Каждый год  в третью  пятницу сентября
мы встречаемся, не смотря на то, что прошло 46 лет после окончания института.
На сегодняшний день я всем доволен. Но буду продолжать свою работу и постараюсь сделать как можно больше. Хочу передать свои знания всем желающим.

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий