Рубрики сайта

профессия-ВРАЧ

Несколько слов о семейных врачах

Мы продолжаем рассказывать о тех врачах, которые уже много лет работают в нашей отечественной медицине.
Сегодня наш гость заведующий кафедрой семейной медицины, Председатель Ассоциации Семейных Врачей, профессор Бивол Григорий Климентьевич.

Григорий Климентьевич, как так случилось, что медицина стала Вашей профессией? Может быть, этому поспособствовал какой-то случай в Вашей жизни. Или может это была, что называется, Ваша «детская мечта»?
Мой путь к медицине был не прост, можно даже сказать, тернист. В то время, когда я обучался в школе, так называемой профессиональной ориентацией, никто не занимался. Университеты не проводили дни открытых дверей, не было такого, чтобы кто-то ездил по районам и, как говорится, раскрывал тайны какой-то профессии, пытаясь заинтересовать молодежь.
Но, тем не мене, к тому моменту, когда обучение в средней школе подходило к концу, мой выбор предполагал два направления: технология пищевой промышленности  (это было связано с профессией моего отца) и  медицина.

Поучается, что медицина все же была в планах?
Да, о медицине я действительно задумывался уже в то время.
Случилось так, что в детском возрасте мне пришлось перенести две небольшие операции.  Во время этих операций и состоялся, если так можно сказать, мой первый контакт с медициной, с профессионалами в этой области. И эти встречи произвели на меня определенное впечатление. Мне понравились и люди, и та атмосфера, которую они создавали для своих пациентов.
Кроме того, моя мама, имела проблемы со здоровьем. У нее, как и у многих людей того времени была не легкая жизнь, она родила одиннадцать детей. И вот страдания мамы, желание помочь ей по мере своих сил и возможностей подталкивали меня к профессии врача.  Но, тем не менее, жизнь после окончания школы сложилась совершенно иначе, и с медициной  я познакомился спустя несколько лет.

Как же так получилось?
А получилось так, что после окончания школы мы, четыре одноклассника, приехали в Кишинев, чтобы подать документы в те ВУЗы, которые предварительно выбрал каждый из нас. И все четверо оказались… в торговом техникуме. Вот такое решение приняла тогда наша дружная компания. Так что мне довелось после окончания техникума немного поработать в торговле.

Потом последовала служба в армии. И вот в армии, я окончательно понял, что торговля – это не совсем то, что мне импонирует. Все же хотелось заниматься в жизни тем делом, которое будет гармонировать с душевным настроем. 

Еще раз все взвесив, я принял решение вернуться в Кишинев и поступить в медицинский институт. Так что уже на третьем году службы я по вечерам ходил на специальные курсы, чтобы подготовиться к поступлению. Но…опять же мединститут пришлось отложить еще на год.

А на этот раз что произошло?
Ничего особенного, просто в то время, когда надо было сдавать экзамены, я все еще был в армии. Мне пришлось на некоторое время задержаться, так как моя армейская подготовка предполагала обязательное присутствие на маневрах, которые проводились именно во время вступительных экзаменов, так что я попросту опоздал. Но зато получил еще год подготовки к поступлению на вечерних курсах и наконец, все-таки поступил в мединститут. Хотя надо отметить, что конкурс в тот год был просто необыкновенный – 8,5 человек на место. Связано это было с тем, что как раз в тот год был очередной «переходный» период в образовании. Средняя школа выпускала и 10 и 11 классы, так что абитуриентов было в 2 раза больше, чем в обычный год.
Что Вам запомнилось из студенческих лет, может кто-то из преподавателей или сокурсников был особенно близок?
Я благодарен всем преподавателям, которые работали в то время. Всем нам студентам они давали хорошую подготовку. Мне посчастливилось встретиться с такими людьми, которые не только высокопрофессиональные специалисты, они все, к тому же люди высокой культуры, обладающие еще и особыми душевными качествами. 
А особенно важно, наверное, то, что в те годы я познакомился со своей будущей женой Евгенией.  Она была моей сокурсницей, окончила институт с отличием и стала очень хорошим врачом. Позже защитила кандидатскую диссертацию, работала заведующей отделением в одиннадцатой поликлинике, а потом заведующей отделением нефрологии в Республиканской больнице.
А как Вы определились с выбором врачебной специальности?
Мой выбор был четкий – лечебный факультет, а что касается специализации, то на 6 курсе я выбрал хирургию, по ней же проходил и субординатуру. Моим наставником был Георгий Петрович Гидирим, ныне академик, отличный хирург и прекрасной души человек, который по сей день вкладывает во всех своих учеников не только медицинские знания, но еще затрагивает и их души.
По завершении субординатуры по распределению меня оставили на кафедре «Нормальной физиологии», где изучают различные процессы, происходящие в организме человека.

А как же хирургия?
Получилось так, что по окончании мной субординатуры как раз стал внедряться новый метод обработки рук хирургов, а именно, обработка дециноном. К сожалению, у меня, да и, как выяснилось,  не у меня одного, на этот раствор появилась аллергия (потом этот препарат, кстати, перестали использовать), но такая ситуация меня озадачила, конечно же. И поскольку происходило все это примерно на момент нашего распределения, я задумался о выборе другой врачебной специальности. Мне предложили работу на кафедре, и я согласился, поскольку изучение физиологии мне было интересно.
Но, спустя какое-то время я понял, что это не совсем то, что я искал. Мне все же хотелось быть врачом, помогать людям, ведь один из мотивов, который призвал меня к выбору профессии врача – это облегчать страдания людей, лечить их, оказывать помощь, которую смогу. Работа же на кафедре больше предполагала занятия наукой и преподавательской деятельностью. Так что в какой-то момент я подал заявление об уходе.

Как восприняли окружающие этот шаг?
Ректор, в то время им был академик Василий Христофорович Анестиади, человек исключительной культуры и эрудиции, поначалу отговаривал меня, считал, что я поступаю опрометчиво и делаю глупость, но потом, он все же понял, как важно для меня быть именно врачом.

Вы никогда не жалели об этом своем шаге?
Нет, ни в коей мере. Это было не какое-то молниеносное, а вполне осознанное и продуманное решение.

И где же Вы в дальнейшем работали?
К счастью, ректор, поняв, насколько для меня важна профессия врача, дал мне направление в аспирантуру в Москву. Подготовку я проходил по гастроэнтерологии и диетотерапии в Институте Питания при Академии Медицинских Наук СССР.
По возвращении я стал работать на кафедре факультетской терапии – это в принципе, основная кафедра внутренних болезней, именно на ней формируется врач-клиницист, его клиническое мышление. Вот с тех лет я и занимаюсь тем делом, к которому стремился – наукой, практикой, преподаванием.
А в 1992-1993 году начались реформы в здравоохранении. По инициативе Всемирной Организации Здравоохранения основное направление в реформах было ориентировано на укрепление первичной медико-санитарной помощи.
В 1997 году вышло специальное Постановление Правительства Республики Молдова и Приказ Министерства Здравоохранения, которые дали старт широким реформам в оказании первичной медико-санитарной помощи и внедрению семейной медицины в первичном звене.
Мне и моим коллегам поручили изучить опыт реформирования первичной медико-санитарной помощи, который был к тому времени накоплен в других странах, кроме того нам необходимо было осуществить подготовку семейных врачей и внедрить новую практику в первичном звене здравоохранения. Так, в 1998 году была сформирована кафедра семейной медицины, которая была призвана готовить семейных врачей через резидентуру, и вместе с тем, продолжать первичную специализацию бывших терапевтов и педиатров в семейные врачи путем переподготовки.

И как на Ваш взгляд обстоят дела в Молдове с семейной медициной сегодня?
Дело в том, в странах Западной Европы, в Соединенных Штатах семейная медицина насчитывает не один десяток лет, а путь, который прошла наша страна еще совсем небольшой и недочеты, конечно же, пока есть. Но то, что мы на правильном пути, несомненно, и то, что огромные сдвиги в этом направлении произошли за этот период – всего за 15 лет, также вне всяких сомнений.
Что касается трудностей, то реформы всегда проходят нелегко.

Есть такое мнение, что прежняя система была лучше, что Вы на это скажете?
Повторюсь, что мы на правильном пути, и через 7-10 лет все те реформы, которые велись и ведутся, дадут свои результаты.
Что касается мнений о прежней системе, то человек устроен так, что он частенько смотрит в прошлое, ему кажется, что «тогда было лучше» и к новому, зачастую, привыкать нелегко.
Долгие годы, у нас, как и во всем Советском Союзе действовала, так называемая «Система организации здравоохранения по Семашко». Она была прекрасно разработана, все действия были научно обоснованы и действительно никаких проблем и претензий долгие годы не вызывала.
Но…пришли другие времена, а именно, времена рыночной экономики.

А каким образом переход на рыночную экономику вызвал реформы в медицине?
Дело в том, что в послевоенные годы, в середине прошлого века было взято направление «развивать специализированную медицину». И тогда, на тот момент развития, этот шаг был толчком к развитию медицинской науки и практики.
Но каждое государство, как известно, выделяет на развитие медицины ту часть внутреннего валового продукта, которую считает возможным и посильным для себя. И вот в какой-то момент, те новые технологии, которые стали внедряться оказались дороже, чем государство смогло бы их себе позволить развернуть в полной мере, как того требовала необходимость. Таких расходов не могло себе разрешить ни одно государство. И тогда впервые задумались о реформах.
Ведь о семейной медицине впервые заговорили не 10 или 15 лет назад, а еще в 1978 году, когда в Алма-Ате было совещание, организованное Всемирной Организацией здравоохранения с участием министров здравоохранения большинства стран мира, и где обсуждались волновавшие всех вопросы, которые накопились. Так вот, в числе многих обсуждавшихся проблем, говорили и о том, что слабым звеном в системах здравоохранения является первичная медико-санитарная помощь. А в заключительном документе этого совещания, который назывался «Алма-Атинская Декларация», было отмечено, что 80-90% из потребностей населения, касающихся вопросов здоровья должны удовлетворяться и решаться именно на первичном этапе.
Врачами общей практики / семейной медицины могут быть только врачи прошедшие специальную подготовку по этой дисциплине. В обязанности таких врачей входит оказание комплексной и непрерывной помощи всем пациентам, независимо от их пола, возраста и заболевания. Они обеспечивают помощь в контексте семьи и общества с учетом особенностей культуры, придерживаясь принципа автономности для каждого пациента.
 Кроме того, они несут ответственность за состояние здоровья на уровне населения, проживающего на их участке, в населенном пункте, а при согласовании плана лечения совместно с пациентом, семейный врач учитывает его физические, психологические, социальные, культурные и бытовые особенности, углубляя доверительные отношения с ним благодаря постоянному наблюдению. И что очень важно, медицинская помощь не ограничивается только процессами диагностики и лечением, а включает профилактику, обеспечение ухода и поллиативную помощь используя при необходимости и другие ресурсы и иерархические звенья системы здравоохранения.

Что бы Вы могли сказать о нынешних студентах – будущих врачах?
У нас на кафедре семейной медицины проходят подготовку студенты 5–ых курсов, еще трехлетнюю последипломную подготовку проходят резиденты, а так же мы занимаемся непрерывной медицинской подготовкой семейных врачей.
И я хочу заметить, что в последние 7-10 лет, выпускники меня радуют. Хотя, можно отметить, что лет 15 назад некий спад все же отмечался. Сейчас же есть достаточно много студентов, которые прикладывают усилия не просто для того, чтобы получить диплом врача, а именно для того, чтобы стать настоящими профессионалами. И многие из них имеют даже более широкую подготовку, чем в свое время в их возрасте имели мы.

И много таких студентов встречается?
На мой взгляд, во все времена и в любой области, не только в медицине, существовал примерно такой расклад: 25-30% — прекрасные студенты, можно сказать отличники; еще 40-50% — хорошисты, а все остальные – как говорится, «оставляют желать лучшего». Такие студенты были во все времена.
В целом же, повторюсь: интерес к профессии возрос.
Да, это конечно радует. Ну а как с рабочими местами на сегодняшний день обстоят дела?
Места в семейной медицине, особенно в сельской местности, были и есть. И что опять же радует, в последние годы студенты идут по распределению, в том числе и в сельскую местность.
И еще хорошая новость — в прошлом году впервые был конкурс на места в резидентуре по семейной медицине.

Расскажите, пожалуйста, немного о своей семье.
Жена, как я уже говорил выше, была врачом. К большому сожалению, судьба распорядилась так, что вот уже несколько лет, как Евгении Семеновны не стало.
Бог наградил нас хорошими детьми. Кстати и сын, Октавиан, и дочь Стелла, пошли, как говорится, по нашим стопам и тоже выбрали медицину, правда, они не клиницисты, а занимаются вопросами общественного здоровья.

А Вы влияли каким-то образом на выбор детей?
По мере их взросления, конечно же, мы с женой наблюдали в каком направлении, так сказать, в большей мере, простираются их интересы. И в какой-то момент мне казалось, что сыну лучше выбрать не медицину, а что-то другое – у него математический склад ума, он был очень самостоятельным ребенком, хорошо учился, занимался спортом. Но, те аргументы, которые я приводил, показались ему малоубедительными и он все же пошел в медицинский институт.
Сейчас Октавиан работает в системе ЮНИСЕФ, а дочь в настоящее время находится в отпуске по уходу за ребенком.
У меня есть внучка Диана, она еще совсем маленькая, и внук Даниел, которому буквально на днях исполнилось 10 лет .
Можете ли Вы припомнить, какой-то случай из Вашей практики, который Вы могли бы выделить среди других? Может быть какая-то жизненная ситуация, когда пригодилась профессия врача.
Когда  я работал на кафедре нормальной физиологии, нас, сотрудников кафедры, направили вместе со студентами на сельхозработы, где мы должны были нести ответственность за каждого студента. И вот как-то вечером, на очередной перекличке, мы, преподаватели, понимаем, что некоторые студенты отсутствуют. Стали следить за ситуацией. Спустя некоторое время, слышим, через заднее окно кто-то забирается в спальню, зашли в помещение – свет погашен, как будто все спят. Как же определить «преступников»? Все оказалось очень просто: стали ходить и проверять у кого пульс чаще, чем положено. Ведь для того, чтобы пульс успокоился должно пройти 5-7 минут – вот и пригодилась профессия врача и знание физиологии человека.
Ну а если говорить серьезно, то медицина – это такая наука, которая ставит перед специалистами новые вопросы каждый новый день, причем для каждого нового пациента. Ждать сюрприза можно в любой момент, причем как врачу, так и пациенту. Каждый случай уникален по-своему.
Могу сказать, что каждый случай в медицинской практике вызывает особые чувства, по крайней мере, для меня. Победа над страданиями, над болезнью – радость и душевный подъем, а в случае неудачи – подавленность и страдание вместе с пациентом и его родственниками.

Григорий Климентьевич, какие у Вас планы будущее?
У нас в Республике в 2000 году было основана  Профессиональная Ассоциация Семейных Врачей. За прошедшие годы мы провели два Конгресса Семейных врачей, с участием врачей из других стран.
А сейчас ближайшая задача – подготовка к очередному, третьему Конгрессу, который пройдет в сентябре этого года. Там мы поделимся с нашими зарубежными коллегами накопленным опытом, обсудим имеющиеся проблемы и самое главное, определим дальнейшие направления развития семейной медицины. Таковы ближайшие планы.

Спасибо за беседу!

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий