Рубрики сайта

История болезни

«Смеющаяся смерть» и жертвы бешеных коров

Не так давно в СМИ прошло сообщение о том, что в Испании двое мужчин умерли от «коровьего бешенства». Сейчас эта тема не так актуальна, как несколько лет назад, когда буквально каждый выпуск новостей начинался с сообщений о новых вспышках этого заболевания, но, по-прежнему, случаи смерти людей от этого заболевания вызывают общественный резонанс, особенно, среди специалистов.

Однако у нас о коровьем бешенстве известно очень мало, и большинство людей даже не представляют, о чем идет речь. А, тем не менее, с коровьим бешенством связано много интересных фактов и еще больше вопросов, ответов на которые у ученых пока нет.

Мозг в «дырочках»
Коровье бешенство известно достаточно давно – не менее 200 лет. С обычным бешенством, вызываемым специфическим вирусом, общее у него только название да некоторые симптомы. Заболевшие коровьим бешенством животные, в основном коровы и овцы, становятся пугливыми и дезориентированными, страдают дрожью в мышцах и, в конце концов, полностью утрачивают контроль над своими движениями. Основным же специфическим отличием этого заболевание является характерный вид головного мозга пораженного животного. К моменту смерти весь головной мозг испещрен «дырочками», что делает его похожим на губку. Именно эта особенность и легла в основу научного названия коровьего бешенства – губчатая энцефалопатия. До недавнего времени встречалось это заболевание очень редко и никаких существенных проблем не создавало.

«Коровье бешенство» у людей

Губчатой энцефалопатией страдают не только животные, но и люди. У человека это заболевание было описано в 1920 и 1921 годах почти одновременно двумя учеными: Гансом Кройцфельдтом и Альфонсом Якобом, по именам которых и было названо болезнью Кройцфельдта-Якоба (БКЯ). Это заболевание встречается у людей с частотой примерно 1 случай на 1 - 2 миллиона населения в год, то есть чрезвычайно редко. Причина, механизм развития и возбудитель БКЯ долгое время представляли загадку для науки, но за прошедшие со времени ее первого описания без малого 100 лет были выявлены несколько форм губчатой энцефалопатии у человека.
Спорадическая форма БКЯ возникает спонтанно, без какой-либо внешней причины. Болезнь обычно поражает людей в возрасте старше 50 лет и вначале проявляется кратковременной потерей памяти, изменениями настроения, потерей интереса к происходящему вокруг. Больной постепенно перестает осиливать и текущие действия, связанные с каждодневной жизнью. В конечной фазе наступает расстройство зрения, галлюцинации и расстройство речи (особенная медленная речь).
Выделяют 4 стадии заболевания.
Первая - продромальный период. На этой стадии симптомы неспецифичны и возникают примерно у 30% больных. Они появляются за недели и месяцы до возникновения первых признаков деменции (слабоумия) и включают астению, нарушения сна и аппетита, внимания, памяти и мышления, снижение массы тела, потерю либидо, изменение поведения.
Второй период – инициальный. Для него характерно появление первых признаков заболевания: зрительных нарушений, головных болей, головокружения, неустойчивости и парестезий.
Третья стадия - развернутый период. В это время обычно отмечается прогрессирующий спастический паралич конечностей с тремором, ригидностью и характерными движениями. В других случаях может отмечаться атаксия, падение зрения или мышечная фибрилляция и атрофия верхнего двигательного нейрона.
Четвертый период – терминальный. Это тяжелая деменция вплоть до маразма. Обычно БКЯ приводит к смерти не более чем через 1-2 года от момента четко очерченной клинической манифестации. Средняя продолжительность заболевания – около 8 месяцев.
В общем нужно отметить, что клиническая картина губчатой энцефалопатии очень сильно напоминает клинику болезни Альцгеймера, только протекает намного стремительнее. В связи с этим известны случаи, когда в медицинской документации случаи БКЯ фигурировали как «болезнь Альцгеймера, протекающая в крайне сжатый период времени».

«Бешенство» в наследство
Кроме спорадической формы БКЯ существует также чрезвычайно редкая наследственная форма губчатой энцефалопатии, которая носит название синдрома Герстмана-Страусслера-Шейнкера. Она была впервые описана в 1936 году. Этот синдром встречается у лиц в 40-50 лет и характеризуется, главным образом, расстройствами глотания и речи, а также деменцией, развивающейся на протяжении от 6 до 10 лет (средняя продолжительность болезни составляет 50 месяцев), после чего наступает смерть.
Известна также хроническая прогрессирующая энцефалопатия детского возраста или болезнь Альперса. При этом заболевании энцефалопатия сочетается с поражением печени, которые развиваются в детском и юношеском возрасте (от рождения до 18 лет). Длится болезнь в среднем от 8 месяцев до 1 года. Клиническая картина характеризуется сильными головными болями, нарушением зрения, множественными инсультоподобными состояниями (с эпилепиформными припадками), прогрессивной гипотонией, поражением печени (хронический гепатит с исходом в цирроз), иногда развивается геморрагический панкреатит. Смерть обычно наступает в результате печеночной недостаточности.

Почему аборигены съели Кука?
Но самая удивительная форма, которая, кстати, сыграла большую роль в выявлении возбудителя БКЯ, это болезнь куру, которая неожиданно вспыхнула на архипелаге Папуа - Новая Гвинея среди туземного племени форе. «Куру» на языке аборигенов означает «смеющаяся смерть». Дело в том, что заболевших этой болезнью охватывали приступы неудержимого беспричинного смеха, и уже потом присоединялись симптомы, характерные для губчатой энцефалопатии.
Самое удивительное заключается в том, что причина этого заболевания кроется в ритуальном каннибализме, в ходе которого племя пожирало своих мертвецов в знак почета и уважения к ним. Особенно увлекались этим «лакомством» женщины, надеявшиеся таким образом увеличить свою плодовитость. В результате в некоторых деревнях куру убила до 80% женщин.

Нобелевская премия за «бешенство»
Причина всех этих заболеваний оставалась неизвестной, поскольку не удавалось выявить инфекционный агент, который приводил бы к заражению и вызывал развитие болезни. В 70-хх годах прошлого века американский врач Стэнли Прузинер, желая понять причину смерти одного из своих пациентов, страдавшего БКЯ, разработал теорию, согласно которой возбудитель этого заболевания лишен структур, несущих наследственную информацию, и выдвинул предположение, что возбудителем БКЯ является определенный белок. Он назвал его "Proteinous infectious particle" - "заразные белковообразные частицы", сокращенно - прион. В 1982 г. Прузинер опубликовал свою теорию в специализированном журнале "Сайенс" (США). Теория эта была настолько необычна и настолько противоречила всем постулатам молекулярной биологии, что поначалу вызвала волну остракизма в отношении ее автора. Однако с течением времени "прионовая гипотеза", после многолетних безуспешных поисков вируса, стала пользоваться все большим признанием. Венцом этого успеха было присуждение Прузинеру Нобелевской премии в области медицины в 1997 г.

Прионы опровергли постулаты молекулярной биологии
Прионовая гипотеза действительно противоречит многим законам биологии. Начнем с того, что фактически прион не является живым организмом, поскольку является одной-единственной молекулой. Он не содержит структур – ДНК или РНК, несущих наследственную информацию, и при этом создает себе подобных, то есть размножается. Размножение без наследственности науке до сих пор известно не было. Как это происходит?
Оказывается, прионовые белки могут существовать в двух формах: нормальной и патологической. Нормальные прионовые белки существуют в клетках человека и животного. Функции их в настоящее время неизвестны. Ряд исследователей предполагают, что прионы участвуют в регуляции циркадных (суточных) биоритмов, то есть «заведуют» нашими биологическими часами. Существует и другая гипотеза, согласно которой посредством прионов реализуется механизм генетически обусловленного старения. Третья гипотеза связывает с прионами механизм долговременной памяти.
Патологический прион от нормального отличается своей пространственной структурой. То есть элементарный состав обеих белковых молекул одинаков, но в нормальном прионе первичная цепь аминокислот, из которых состоят белки, свернута в спираль, а в патологическом – эта спираль раскручена и представляет собой плоские тяжи. Это уже второй удар по господствующим в современной науке взглядам, поскольку до сих пор считалось, что пространственная структура белковых молекул определяется только последовательностью входящих в их состав аминокислот, и ничем более.
И наконец третий удивительный факт заключается в том, что прион не вызывает реакции иммунной системы, не воспринимается ею как чужеродный вредоносный агент, и организм не вырабатывает против него антител.

«Делай, как я!»
Попадая в организм человека или животного, патологический прион находит подобный себе белок и «заставляет» его спираль раскручиваться. Каким образом это происходит, неизвестно. Ученые пытаются найти молекулу, которая выполняла бы роль посредника в этом процессе, но пока эти поиски ни к чему не привели.
Измененные прионами белки уже не могут выполнять своих биологических функций. Они накапливаются в клетке, образуют конгломераты и начинают распознаваться клеткой как чужеродное тело. Клетка вырабатывает протеолитические ферменты, чтобы уничтожить прионы, но вместо этого погибает сама, поскольку прионы настолько меняют свои физико-химические свойства, что становятся нерастворимыми и практически не поддаются разрушению. Более того, высвобождаясь из погибшей клетки, они заражают ее соседок. В результате клетки погибают в большом количестве, и на их месте образуются заполненные жидкостью пузырьки – вакуоли.

Почему возникла эпидемия?
Можно сказать, что до конца XX века и человеческая БКЯ, и коровье бешенство представляли, в основном, теоретический интерес, поскольку встречались исключительно редко. Но внезапно все изменилось. В 1986 г. из Великобритании пришли сведения о начале эпизоотии губчатой энцефалопатии коров – коровьего бешенства. На 1992 - 1993 гг. пришелся пик эпизоотии, каждую неделю заболевало до тысячи животных. Вскоре эпизоотия распространилась с Британских островов на континент. Случаи болезни были отмечены в Швейцарии, Дании, Франции, Голландии, Португалии и некоторых других странах. К сожалению, эпидемия среди коров несла в себе опасность и для человека. В 90-х годах были зарегистрированы уже 30 случаев заболевания людей необычной формой БКЯ. Необычность вновь зарегистрированныхслучаев заключалась в том, что болеть стали люди молодого возраста (до 45 лет), чего раньше не случалось. Учеными были сопоставлены штаммы инфекционных прионов, выделенных из погибших от губчатой энцефалопатии коров, со штаммами, полученными от жертв болезни Крейтцфельдта - Якоба молодого возраста. Штаммы оказались полностью идентичны, что непосредственно указывало на участие в заражении пищевого фактора.

Коровы – каннибалы
Причиной эпидемии, как оказалась, явилась мясокостная мука, которую добавляют в корм скоту для увеличения веса и мышечной массы животных. Эту пищевую добавку изготавливают из умерших старых и больных животных, а также из отходов, непригодных для пищевой индустрии. Конечно, при изготовлении мясокостной муки сырье проходит термическую обработку, но прионы обладают необыкновенной устойчивостью к внешним воздействиям. Они устойчивы к алкогольсодержащим дезинфицирующим средствам, ультрафиолетовому облучению и даже к автоклавированию. По некоторым данным, для полного уничтожения прионов нужна температура около 1000 градусов. В лабораторных условиях их удавалось разрушить только концентрированными кислотами.
Вскоре новые жертвы коровьего бешенства появились в лондонском зоопарке, где были зарегистрированы случаи заболевания антилоп, гепардов, пум и тигра. Не избежали участи своих собратьев и домашние кошки, поскольку мясокостная мука добавляется и в корм для домашних животных.
А потом от БКЯ стали умирать люди…

Смертельная бессонница
Помимо губчатой энцефалопатии, прионы вызывают и другие болезни. Одна из них - фатальная семейная бессонница. Это наследственно обусловленная, неизлечимая прионовая болезнь, которая была описана в 1986 году. Встречается она очень редко и передается по наследству. В клинической картине заболевания различают 4 стадии. 1 стадия - это прогрессирующая бессонница. Первая стадия может длиться примерно 4 месяца, постепенно развиваются панический страх и различные фобии. На второй стадии, длящейся около пяти месяцев, появляются галлюцинации, тревожное возбуждение и потливость. Третья стадия длится около трех месяцев и характеризуется полной бессонницей. Больные выглядят намного старше своих лет, отмечается выраженная несдержанность в поступках. Четвертая стадия длится 6 месяцев, характеризуется деменцией и полной бессонницей. Обычно в этой стадии наблюдается гибель больных от истощения.
С прионами связана и одна из форм миозитов – болезни, которую можно описать как прогрессирующее мышечное истощение. В 1993 было обращено внимание на лиц, страдавших миозитом с необычными включениями - тельцами. Заболевание характеризуется медленно прогрессирующей слабостью, часто сопровождается болью в мышцах, которая не устраняется традиционной стероидной терапией. В некоторых случаях клиника молниеносна. Известны и спорадические, и семейные формы.

Прионы и медицинские инструменты
Очень важный вопрос, связанный с эпидемиологией прионовых инфекций - это безопасность групп риска, так или иначе соприкасающихся с зараженным материалом животных или больными людьми. К этой группе относятся ветеринарные и медицинские хирурги, патологоанатомы, ветсанэксперты, работники мясоперерабатывающей промышленности и некоторые другие категории лиц, контактирующие с потенциально возможными источниками инфекционного приона.
Пока что не было зарегистрировано ни одного случая переноса БКЯ при медицинском вмешательстве. С другой стороны, специалисты предупреждают о преувеличенном оптимизме, прежде всего в условиях Великобритании, так как инкубационный период этого заболевания может продолжаться до 50 лет. Как уже отмечалось, прионы очень устойчивы к обычным методам дезинфекции, применяемым в медицинской практике. Устойчивость прионов к внешним воздействия еще более возрастает, если они засохнут на поверхности металла или стекла, или если образцы подвергаются действию формальдегида.
В Великобритании, где БКЯ уже является серьезной проблемой, по этим причинам используются одноразовые хирургические инструменты для тонзиллэктомии. Одноразовое использование инструментов, согласно принципам ВОЗ, требуется в случае стоматологического обслуживания пациентов с диагностированным прионным заболеванием или в случае подозрения на него.
Кстати, случаи заражения БКЯ в результате лечения гормоном роста, который раньше изготавливали из гипофизов коров, стали причиной внедрения новых методов получения этого препарата.

Чем лечат БКЯ?
Ничем. Никаких методов лечения этого заболевания в настоящее время не существует. Максимум, что могут сделать врачи, это отменить больному все лекарственные препараты, которые могут оказывать негативное воздействие на функции головного мозга и поведение пациента. Традиционные противовирусные средства, такие как амантадин, интерфероны, пассивная иммунизация и вакцинация человека и животных, оказались неэффективными. Более того, не существует ни сывороток, ни вакцин для прививок, ни даже методов прижизненной диагностики наличия прионов в организме человека.
Среди лекарств, положительно влияющих на процесс, называется препарат брефелдин А, который, разрушая аппарат Гольджи, препятствует синтезу прионов в инфицированной культуре клеток; а также блокаторы кальциевых каналов, частности NMDA-рецепторов, которые способствуют более длительному выживанию инфицированных нейрональных культур. При этом нужно отметить, что пока эта информация приходит только из научных лабораторий, а не из больничных палат.
Возможна ли пандемия коровьего бешенства?
На сегодняшний день в Европе выявлены около 160 больных БКЯ, около сотни человек уже умерли от этого заболевания за последние годы. На первый взгляд – капля в море. Однако относительно небольшое число пострадавших от губчатой энцефалопатии - слабое утешение. Данные, полученные британскими исследователями в результате изучения заболевания куру среди каннибалов Папуа Новой Гвинеи, говорят о том, что подлинные масштабы распространения «коровьего бешенства» в Европе серьезно недооцениваются, и число зараженных многократно превосходит доступные в настоящее время данные.
Ученые опасаются, что число заболевших может резко возрасти за счет тех, кто ел зараженную говядину еще до введения санитарной экспертизы на мясокомбинатах Западной Европы. По подсчетам некоторых специалистов, покушать мясо "бешеных" буренок уже успели около миллиарда землян, и 160 зарегистрированных сегодня больных могут оказаться лишь вершиной айсберга – небольшой группой инфицированных, генетически предрасположенных к раннему развитию симптомов болезни. Ведь инкубационный период БКЯ очень длительный – до 50 лет и более.
В некоторых странах те люди, которые в пик заболеваемости губчатой энцефалопатией жили в Англии, находятся под медицинским контролем, так как у них остается вероятность заболеть БКЯ.
 «Окончательный масштаб эпидемии болезни Крейтцфельда-Якобса и по сей день точно не установлен», - отмечается во вступительной редакционной статье к публикации в журнале Lancet. «В настоящее время необходимо весьма скептически относится к любым утверждениям о том, что пик эпидемии «коровьего бешенства» прошел, и худшие времена остались позади», - говорится в статье.
В последние годы появились работы, в которых, на основании математического моделирования, предполагается резкое увеличение количества заболевших людей - до десятков тысяч случаев. Верны ли такие предположения, покажет время.
Что касается распространения этого заболевания в странах СНГ, то зарубежные специалисты говорят, что такие сведения им неизвестны. Но вряд ли кто-то может гарантировать, что в «лихие девяностые» на территорию бывшего СССР не импортировалась нелегально дешевая английская говядина, от покупки которой отказались все страны мира, поэтому вероятность распространения этих болезней в СНГ существует. Более того, может оказаться, что болезнью заражены десятки тысяч людей.

Прионный бунт – божья кара?
Интересно, что, подкармливая скот мясокостной мукой, никто не задумывался о биологическом смысле этого процесса. Ведь коровы, как все мы знаем, - животные травоядные. Люди же, вмешиваясь в естественный процесс и нарушая его, фактически превратили их в плотоядных. Более того, заставили есть себе подобных, что абсолютно противоестественно! Если бы не такое вмешательство человека, коровье бешенство никогда бы не приняло масштабов эпидемии. То же самое можно отметить и в отношении аборигенов Папуа – Новой Гвинеи. Так может быть, «прионный бунт» - это расплата за каннибализм? Может быть прионы – это тот естественный барьер, заложенный природой для высших млекопитающих, не позволяющий особям поедать себе подобных? Наказание за это - смертельная и мучительная болезнь. А может быть, прионные болезни – это предупреждение человечеству, призыв к более разумному образу жизни и более осмотрительному внедрению современных технологий?

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий