Рубрики сайта

Дерматовенерология

Дерматология в Молдове: вчера, сегодня, завтра

 В этом году, совсем недавно Кишиневский Государственный Университет Медицины и Фармации  им. Н. Тестемицану отметил свое 60-летие. Редакция публикует серию статей, о том, как происходило становление медицины в Молдове. Сегодня с нами беседует заведующий кафедрой дерматовенерологии, доктор хабилитат медицины, главный внештатный специалист МЗ РМ, Заслуженный деятель науки, профессор Мушет Георгий Васильевич

Георгий Васильевич, расскажите, пожалуйста, как Вы начинали свою трудовую деятельность?

Прежде всего, следует отметить, что когда я учился не было такой специальной подготовки как в настоящее время, а именно не было ни интернатуры ни резидентуры, то есть не было постуниверситетского образования. Поэтому когда 1 августа 1963 года я вошел в кабинет районного врача-дерматовенеролога довольно большого Лазовского района, мне пришлось руководствоваться исключительно теми знаниями, которые я поучил будучи самым обычным студентом. И уже начав работать с больными, я накапливал постепенно практический опыт и все необходимые знания буквально по учебнику. Так что на первых порах было совсем не просто.

С какими проблемами Вам пришлось столкнуться в начале своей карьеры?
 Надо заметить, что до меня врача дерматолога в этих краях не было вообще, этот пост занимали, что называется на пол-ставки врачи других специальностей, например, фтизиатр или невропатолог. Никакой документации и никаких данных по дерматовенерологии не было, а время было мягко говоря было не самое легкое. И мне приходилось начинать всю работу буквально с нуля.
Основная проблема, с которой мне пришлось столкнуться в то время — это грибковые заболевания, а именно микозы волосистой части головы. Приходилось заводить специальные журналы по сельским врачебным участкам, а их было 7, чтобы вести строгий учет всех больных. Происходило постоянное распространение грибковой инфекции, побороть ее было непросто. Источниками заражения в основном были люди пожилого возраста, у которых были хронические заболевания и ногтей, и волосистой части головы и др. Многие заражались и от животных, поэтому мы работали совместно и с ветеринарной службой. Особенно удручало то, что было много больных детей.  Были села, в которых было 28, 35 и более детей, которые страдали от грибковой инфекции. К тому же в те времена не было эффективных противогрибковых препаратов, даже снятие волос, которое было необходимо, чтобы получить хороший результат лечения, было проблемой. Представьте себе, что в то время чтобы снять волосы приходилось использовать рентгеноблучение. Детей надо было отправлять в специальный диспансер в Бельцах, где в течение четырех дней им облучали разные зоны волосистой части головы, затем накладывали, так называемую  «клеевую шапочку». После этого их возвращали домой и только через 18 дней мы снимали эту «клеевую шапочку» вместе с волосами, корни которых к тому времени уже атрофировались и потеряли чувствительность. И лишь после всех этих процедур можно было проводить наружное лечение теми средствами, которые были в распоряжении врачей, например, серно-дегтярной мазью. Только к 1965 году нам удалось справиться с этой бедой.
И еще одна большая проблема, с которой пришлось бороться — это остаточные явления заболеваний передающихся половым путем у тех, кто вернулся с фронта. Эти люди закончили к тому времени основное лечение, но оставались на учете. Так что надо было решить этот вопрос до конца, и за год мы снимали с учета по 70 – 100 человек по району.
Это лишь пару направлений, по которым надо было работать. Еще приходилось вести большую санитарно-просветительную работу и проводить многочисленные профилактические мероприятия, организовывать многие службы, чтобы нормализовать обстановку в области дерматовенерологии и чтобы проблемы, с которыми нам пришлось столкнуться стояли не так остро.

А в дальнейшей Вашей работе, какие случаи, или может быть новые всплески различных заболеваний Вам приходилось встречать?
С тех пор как я приехал в район не было новых случаев заболеваний передающихся половым путем, таких серьезных, как например, сифилис. Примерно к 65 году мы считали, что в основном уже справились с этой проблемой, так как уже активно применялся пенициллин, который можно сказать совершил революцию в этом вопросе, были разработаны хорошие методы лечения. Но спустя некоторое время как раз и пошла новая волна заболеваний. На мой взгляд, это было связано с тем, что, во-первых, люди можно сказать немного расслабились в этом плане, ведь уже считалось, что эти заболевания практически побеждены и не очень высока вероятность заболеть, поэтому и забыли о профилактических мерах и о предохранении. А во-вторых, очень высок был уровень миграции. Сегодня человек мог быть в одном конце огромного Советского Союза, а завтра в другом. И если он был болен, то не так то просто было проследить за тем, как инфекция будет распространяться далее.

Но ведь в то время был довольно жесткий контроль над этими вопросами, тех, кто был болен, например, сифилисом, лечили, чуть ли не принудительно?
Прежде всего, надо отметить, что применение каких-то строгих мер, например, принудительное лечение, не было обязательным требованием или законом, но иногда действительно случались, что называется перегибы.
Жесткие и строгие требования, в те времена применялись действительно, и они преследовали, в каком-то роде, благие цели — необходимо было как можно скорее пресечь дальнейшее распространение инфекции. Ведь заболевания такого рода поначалу не беспокоят человека, вот он и полагает, что ничего страшного с ним не происходит и для окружающих он не опасен. Но если врач мог найти к пациенту подход и толково объяснить, что все не так безобидно, как человеку кажется на первый взгляд и что он опасен, прежде всего, своей семье, своим детям, то не требовалось никаких экстраординарных мер с привлечением общественности и с сообщениями по месту работы.
Хотелось бы отметить, что Молдова была одной из первых среди стран бывшего СССР, где был внедрен анонимный метод лечения заболеваний передающихся половым путем.  К нам приезжали из других республик, а также руководство Центрального Института, сам академик Скрипкин, чтобы изучать и перенимать тот опыт, который мы накопили в этом вопросе. Мы вместе ездили по районам, чтобы коллеги могли лично убедиться, что такой метод лечения действительно дает хорошие результаты. Позже, когда Молдова стала сотрудничать со многими европейскими странами, это стало нормой. И сегодня лечение ЗППП проводится бесплатно и анонимно согласно государственной программе.

А сегодня  каким заболеваниям уделяется особое внимание?
С тех пор, как статистика заболеваний передающихся половым путем пошла на убыль, огромное внимание стало уделяться кожным заболеваниям, особенно аллергического характера. Сегодня каждый четвертый житель планеты страдает аллергическим заболеванием той или иной природы, то есть 25% восприимчивы к какому-то пищевому, бактериальному или другому аллергену . Мы живем в такое время, когда экологическая ситуация оставляет желать лучшего, да и продукты, которыми мы питаемся содержат различные аллергены, например, концентраты или красители. Все это способствует тому, что появилось огромное количество людей страдающих кожными заболеваниями, причиной которых служат различные аллергены. Особенно удручает то, что огромное количество среди всех больных составляют дети. Мы начали активно изучать патогенез (механизм развития болезни) аллергодерматозов, качество жизни больных с хроническими дерматозами, псориазом, пузырчаткой и др. Такими заболеваниями люди страдают всю жизнь и это отражается не только на физическом и психоэмоциональном состоянии самого человека, но и на состоянии его близких. Ведь когда мать видит страдания своего ребенка, который болен атопическим дерматитом и который плачет и мучается не находя себе места, качество ее жизни тоже оставляет желать лучшего. Мы разработали и стали использовать при лечении таких больных специальные индексы, которые изучали бы не только состояние больного, но и окружающих его людей.
Но это только одно из направлений работы нашей кафедры, мы ведем постоянную работу по многим направлениям. Только за последние 10 лет наши сотрудники приняли участие в 40 различных научных форумах, съездах и конференциях. За 60 лет существования нашей кафедры были выполнены 16 диссертационных работ, которые касались и инфекционных заболеваний кожи (микоз, туберкулез кожи), и заболеваний кожи у молодежи (угревая болезнь, себорейный синдром), и тяжелых дерматозов аутоимунной природы (красная волчанка, склеродермия, васкулиты, пузырчатка) и многих других тем. Если, например, некоторое время назад человек, которому ставили диагноз пузырчатка мог прожить в среднем около полугода - года, то сегодня, благодаря новым методам лечения и выполняя рекомендации лечащего врача он может жить с этим заболеванием и 25 лет.
Мы, конечно же, работаем совместно с врачами других специальностей — педиатрами, аллергологами, иммунологами, разрабатывая стратегию лечения самых разных заболеваний. Нашей кафедрой было разработано около новых 150 методов диагностики и лечения заболеваний. Мы активно сотрудничаем с различными международными организациями и европейскими институтами, которые работают в нашей области. Можно сказать, что в дерматоловенерологии сегодня у нас в Молдове внедрены все передовые методы лечения, которые используются в Европе.

Скажите, пожалуйста, а как бы Вы в целом охарактеризовали ситуацию, которая сложилась в Молдове в области дерматовенерологии?
В дерматологии есть такая проблема: с одной стороны симптомы заболевания чаще всего быстро выявляются, человек сам видит, что у него не все в порядке. С другой же стороны если поначалу проблема не очень беспокоит, зачастую человек не спешит на прием к дерматологу, надеясь, на то что «может само пройдет». Особенно это касается жителей сельской местности. У них и поликлиника подальше, чем у городских жителей, иногда нет возможности пройти необходимое обследование в сельском участке да и за здоровьем своим они следят не так уж пристально. Вот и получается, что на прием попадают уже, что называется в запущенном состоянии, когда на лечение требуется значительно больше времени, да и затрат.
Если же говорить в целом о дерматологии, то заболеваемость скорее высокая. Например, в обычной поликлинике, каждый четвертый-пятый пациент имеет проблемы в области дерматовенерологии — будь то грибковое поражение кожи или ногтей, инфекция передающаяся половым путем или что-либо другое.  Сейчас мы усиленно готовим семейных врачей к тому, чтобы они могли поставить первичный дерматологический диагноз, так как именно они первичное звено и именно к ним в первую очередь обращается пациент. Нами внедрен так называемый синдромальный метод и разработаны специальные стандарты, которые призваны в какой-то мере облегчить им эту задачу. В течение последних 2 лет мы провели 8 тренингов по республике, чтобы ознакомить, как можно больше врачей с этими стандартами, чтобы они могли оказывать своевременную диагностическую и лечебную помощь.
Сегодня достаточно много различных препаратов на фармацевтическом рынке Молдовы, чтобы каждому больному  оказать соответствующую и эффективную помощь, главное, чтобы у пациента было желание и чтобы он ответственно относился к своему здоровью.

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий