Рубрики сайта

новости

Институт Онкологии: задачи и перспективы

В прошлом 2010 году Институт Онкологии Республики Молдова, отметил свое 50-летие. На протяжении всех этих лет Институт всесторонне развивался, за это время образовалась наша молдавская школа онкологов, которая была подготовлена на базе Российских Онкологических Центров Москвы и Санкт-Петербурга, а также на базе Киевского Онкоцентра и центров других городов.
О том, что сегодня представляет собой Институт Онкологии, рассказывает его директор, доктор хабилитат медицинских наук, профессор Чернат Виктор Федосеевич.

Виктор Федосеевич, расскажите, пожалуйста, об Институте Онкологии. Чем сегодня он может гордиться?
Прежде всего, мы гордимся своими кадрами, тем, что, не смотря на все сложности нашей жизни, мы продолжаем расти и развиваться.
Сегодня Онкологический Институт – многопрофильное медицинское учреждение, в котором лечится онкопатология всей республики. В настоящее время в Институте трудятся 1500 сотрудников – врачей, медицинских сестер и другого персонала.
И самое главное, что в нашем Институте, помимо клинической ведется и научно-исследовательская работа. У нас 28 докторов хабилитат медицинских наук, 68 докторов медицины, из них 22 обладают профессорскими титулами. Как можно заметить научный состав нашего Института достаточно серьезный. Это высокопрофессиональные специалисты, которые проходили все этапы подготовки в самых разных центрах мира.
Все отделения Онкоинститута (сегодня их 48 - онкогастрология, онкогинекология, онкоурология и т.д.) и научные, и клинические узкоспециализированы.  А это значит, что в них работают врачи, которые специализируются и совершенствуют свои знания и навыки в одной области
Также Институт гордится своей материально технической базой, которая значительно обновилась за последнее время
В течение последних лет мы открыли несколько клинических и научных центров, для диагностики онкологических заболеваний на самых ранних этапах развития болезни. И это очень важно, так как в онкологии ранняя диагностика крайне важна.

Расскажите, пожалуйста, о нескольких наиболее значимых для Института последних событиях.
В прошлом году был открыт Центр ядерной медицины. Это был общий с МАГАТЭ проект. Этот Центр оснащен так называемой гамма камерой – сканирующим аппаратом, определяющим состояние и функции внутренних органов, а также распространение метастатического процесса в костях и в других системах организма.
Также в прошлом году был открыт Центр современных технологий в онкологии или как мы его называем Центр нанотехнологий. Это единственный Центр в республике оснащенный самым современным оборудованием. Например, один из аппаратов – эндоскопический, выявляет опухоли дыхательной системы на уровне клетки. Этот же аппарат, кроме того, оснащен лазерной установкой, которая еще и лечит обнаруженные им больные участки. Аппарат был закуплен при помощи АН Молдовы и его стоимость составляет 1 миллион 700 тысяч леев.
Очень важно и то, что помимо дорогостоящего оборудования для Центров ядерной медицины и нанотехнологий была осуществлена и подготовка специалистов для работы на этом оборудовании, причем за счет фирм-инвесторов. Для Центра ядерной медицины 2 врача проходили подготовку в Санкт- Петербурге – по 9 месяцев каждый, а для Центра нанотехнологий один их врачей стажировался месяц в Москве, а в настоящее время едет в Италию для завершения обучения.
Не так давно был переоборудован и радиотерапевтический центр нашего Института, иначе его называют «Блок ионизирующих излучений». Сегодня он оснащен линейным ускорителем VARIAN стоимостью полтора миллиона евро. Это тоже совместный с МАГАТЭ проект. Это значит, что вся аппаратура была предоставлена бесплатно, мы должны были только сделать ремонт и оборудовать помещение, что обошлось примерно в 4 миллиона леев, так как к помещениям подобного типа предъявляются особые требования – только стены должны быть шириной 1,5 метра. Этот линейный ускоритель – высокоточный аппарат для облучения опухоли. Особо отмечу – именно опухоли, а не прилегающих областей, в которых опухоль расположена. Прежние аппараты, на которых мы тоже продолжаем работать, и которые также хорошо зарекомендовали себя, кобальтовые, облучают область. А линейный ускоритель позволяет проникнуть облучающему пучку в ткани, в опухоль с точностью до микрон, не поражая здоровые клетки организма. Этот аппарат используется для лечения злокачественных образований внутренних органов - печени, поджелудочной железы, простаты, яичников, и опухолей головного мозга, особенно у детей.

Насколько доступно такое лечение для пациентов? Ведь оно, надо полагать, весьма дорогостоящее.
Мы заключили контракт с Национальной Страховой Компанией и уже год работаем с этим аппаратом. Расчеты, которые мы делали совместно, показали, что стоимость 25 курсов облучения на линейном ускорителе, то есть одной схемы лечения, составляет 20 – 25 тысяч леев. Весь курс покрывается Национальной Страховой Компанией. Это минимальные расценки подготовленные специально для нашей страны, потому что за рубежом, например, в Испании или Португалии такой курс обходится в 20-25 тысяч евро.
Правда, должен отметить, что тех контрактов, которые мы смогли заключить, к сожалению, недостаточно. Один ускоритель рассчитан примерно на 500 тысяч населения, то есть для Молдовы надо таких аппаратов, как минимум 6. Каждый день мы, работая в 2-3 смены, облучаем 80-90 пациентов, и это при норме 40-42 человека в сутки.
В прошлом году я был в командировке в Испании. Их институт онкологии рассчитан на 130 коек, у нас же 1000. При этом они имеют четыре линейных ускорителя, а мы, к сожалению, всего один. Кроме того, это дорогостоящая и тонкая, если можно так сказать технология. Аппарат частенько выходит из строя. Например, элементарные колебания электроэнергии в сети могут вызвать сбой в его работе – аппарат отключается.

Есть ли надежда на то, что у нас появятся еще несколько таких аппаратов?
Да, мы на это надеемся. По крайней мере, мы ведем активные переговоры в этом направлении и с Министерством Здравоохранения и с Правительством. Очень рассчитываем на Программу, так называемого Приватного Партнерства. В этом году Республиканская Больница именно по этому проекту проводит реконструкцию. Мы ожидаем с нетерпением, что в следующем году придет и наш черед – весь радиотерапевтический комплекс будет обновлен.
Проект заключается в том, что зарубежные, а возможно и наши местные инвесторы, строят необходимые объекты, закупают оборудование, а наши специалисты проводят лечение. Все действия, которые предстоит выполнить сторонам, заранее согласовываются  договорами. Однозначно могу сказать, что плата за лечение не будет осуществляться больными – все расходы покроются за счет Национальной Страховой Компании.
Еще один недавно начатый и необходимый для нас проект, о котором бы хотелось рассказать - так называемый «Банк Крови». Год назад инвесторы из США поставили оборудование, подготовили специалистов и создали прямо у нас в Институте банк крови. Это лаборатория, в которой хранится, тестируется и подготавливается к трансфузиям кровь и кровезамещающие препараты.
До создания этого банка мы сотрудничали с Центром переливания крови, то есть они нам кровь предоставляли, а мы, уже на месте, проводили все необходимые манипуляции. Но есть различные очень точные и обязательные этапы в этом процессе, выполнение которых несколько затрудняло наши действия. И, кроме того, в Молдове с некоторых пор действует программа по безопасности переливания крови, так что то, что помогли нам создать американцы – очень важный этап в работе Онкоинститута.
Ремонт мы сделали при помощи одной из фармацевтических компаний, работающей на нашем рынке. А специалисты из США каждый год приезжают к нам обучают наших специалистов, проверяют контроль качества и т.д.
Недавно мы закупили комплекс хирургического оборудования и аппаратуры, а буквально на прошлой неделе сдали в эксплуатацию комплекс эндоскопической хирургии «Олимпус», с его помощью наши специалисты получили возможность оперировать больных не классическим, а лапороскопическим методом.
Дней 10 назад запустили в работу ультразвуковой скальпель – способен удалять метастазы в печени. Хирургическим путем это было сделать невозможно.

Вы рассказали о тех проектах, которые уже действуют, а каковы перспективы, что нового планируется сделать?
В онкологии, как известно, очень важны патоморфологические (гистологические, цитологические) исследования. Именно та информация, которую они дают, позволяет поставить точный диагноз. Но это, можно сказать уже прошлый век. Сегодня появляются все новые и новые более информативные исследования. Например, существуют иммуногистохимические анализы. Это не просто гистология, а еще и с применением иммунных реакций. Лаборатория, где проводятся иммуногистохимические анализы работает у нас уже несколько лет. В ней определяются рецепторы гормонов, чтобы делать назначения после операции, например при раке молочной железы
Наука шагает вперед – и сегодня в крупных центрах, например, в Москве и Санкт-Петербурге давно работают молекулярно-генетические лаборатории. То есть вероятность развития онкологического заболевания определяется уже на молекулярном и генетическом уровне.
Сейчас и мы работаем над созданием молекулярно-генетической лаборатории в Онкоинституте. Это дорогостоящий проект. Необходимо подготовить специалистов, закупить оборудование, но в ближайшие одного-двух лет мы все же надеемся это сделать.
И еще один проект, о котором хотелось бы рассказать. В настоящее время у нас действуют два детских отделения. Одно – по солидным опухолям, второе – гематологическое – по лейкемиям.
На протяжении двух лет мы вели переговоры о том, чтобы при гематологическом департаменте, совместно с ЮНЕСКО и с организацией HOOP-87 из Австрии создать Центр по трансплантации костного мозга для детей больных лейкемией. И проект начал работать. Его стоимость 2 миллиона 200 тысяч леев. Вся сумма полностью покрывается австрийской стороной.
Проект состоит из трех этапов. Первый этап начался в начале этого года. Заключается он в том, что 26 специалистов – врачей, лаборантов, медсестер пройдут подготовку в Центре детской гематологии при больнице «Santa Ana» в Вене и в Тимишоаре. Двое из наших специалистов уже в Вене, а шестеро вернулись из Тимишоары и готовы к работе.
Второй этап начнется во второй половине нынешнего года. Заключается он в том, что при гематологическом отделении будет создан образовательный центр, в котором дети смогут продолжать обучение по специально разработанной для них школьной программе. Ведь им случается по несколько месяцев проходить лечение, и зачастую получается, что им приходится нагонять школьную программу, что достаточно сложно.
Третий этап намечен на 2013 год заключается он в реконструкции имеющихся фондов, а также в оборудовании и оснащении нового центра, но самое главное на этот год намечены первые 5 пересадок костного мозга. Стоимость одной пересадки порядка 50 тысяч евро. Пока буде работать проект , расходы несет австрийская сторона. В дальнейшем – совместно с Министерством Здравоохранения и Национальной Страховой компанией, мы предполагаем согласовывать все необходимые расходы, так как существуют специальные программы помощи детям, которые действуют не только в онкологии, но и в других областях, например, в кардиохирургии.
И опять же возникает вопрос: насколько будут доступны для пациентов новые технологии?
Онкология очень дорогостоящее направление медицины. Ведь она включает многие отрасли - не только хирургию, дорогостоящие анализы, еще более дорогую радитерапию, но и химиотерапию, которая стоит огромных денег. Стоимость всего одной ампулы с препаратом может доходить, например, до 1 тысячи долларов, а таких ампул ведь нужно не 1 и не 2. Для примера могу сказать, что лечение одной пациентки (конкретная больная из Кагула) с раком молочной железы составило за год 650 тысяч леев.
Но если, к примеру, рассматривать тот же рак молочной железы, то не всем 800 женщинам, которым в течение года был поставлен такой диагноз необходимо пройти именно то, более дорогостоящее обследование, о котором говорилось выше и проводить тесты HER I и HER II, а лишь 20-30% из них. А это вполне в наших силах. Хотя надо сказать, что в развитых странах этот анализ проводится всем, кому ставится такой диагноз, а мы себе пока такого позволить, к сожалению, не можем. На прошлой неделе, например, мы закупили только для иммуногистохимического метода лечения модуляторов и реактивов на полмиллиона леев - ощутимая для нас сумма, а это всего на полгода.
К тому же онкологическое направление развивается очень быстро, появляются все более новые препараты и стоят они все дороже. Вот буквально на днях я встречался с представителями Агентства по медикаментам и Всемирной  Организации Здравоохранения для того, чтобы обсудить среди прочих вопросов и то, насколько процентов мы способны охватить потребности больных, в частности, в химиотерапевтическом лечении. По нашим данным процент такого охвата доходит до 70, и это не потому, что нет медикаментов, а из-за того, что остальная часть пациентов нуждается лишь в гормональном лечении. Так что в принципе, стандартными методами химиотерапевтического лечения больные покрыты полностью.

Виктор Федосеевич, а как выглядит онкослужба Республики Молдова на фоне других стран?
В онкологии есть несколько показателей, своеобразных индикаторов, которые обычно рассматривают на 100 тысяч населения, например, заболеваемость и выявляемость заболевания или смертность. Эти показатели можно сравнивать по различным странам.
Так в России, например, выявляемость – 345 на 100 тыс. населения, у нас – 220, это цифры прошлого года. То есть у нас обстоят дела чуть хуже, чем в Россиии, но в Румынии, например, этот показатель еще меньше, чем у нас, а в Белоруссии и Украине, чуть больше. В прошлом году Украина достигла показателя 312 на 100 тыс. Чем выше показатель выявляемости тем, лучше – ведь это значит, что большее количество людей узнали о своем заболевании, а значит, уже начали лечение. А в онкологии, наверное, как ни в какой другой отрасли медицины, чем раньше начато лечение, тем эффективнее оно будет, и тем дольше больной будет жить.
Смертность от онкологических заболеваний в Молдове составляет 151 на 100 тыс. населения, фактически около 4000 - 5000 больных умирает от онкологии каждый год. Эта цифра включает и тех пациентов, которые состояли на учете уже некоторое время, а не только первичных.
Онкологические заболевания, как известно, имеют тенденцию к росту, причем не только у нас, но и во всем мире. Каждый год мы выявляем на 400 – 500 больных больше, чем в предыдущем году.
В России показатель смертности выше, чем у нас, но не стоит забывать о том, что и выявляемость там выше. Что касается Европы, то там выявляемость больше, а смертность меньше. Самое главное  то, что значительная часть выявленных в развитых странах случаев приходится на первую и вторую стадию болезни.
У нас, к большому сожалению, заболевание зачастую выявляется не на начальных стадиях, а уже на 3 или даже 4. Есть, наверное, недоработки и со стороны медицинской службы в целом, когда развитие заболевания во время «неразглядели», например, семейный врач или врач общей практики, но не меньшую роль играет и сам пациент. Ведь большинство людей относится к своему здоровью по принципу: «Пока ничего не болит и к врачу идти незачем, а когда заболит, тогда и обращусь». Но рак не «болит», ощущения появляются уже на 3-4 стадии, когда есть значительная распространенность процесса.

В чем же Вы видите выход?
В проведении различных профилактических мероприятий, в регулярных осмотрах. Каждый год бригады наших врачей выезжают в различные районы республики для проведения таких осмотров.
Сегодня действуют три проекта Национальной страховой компании, согласно которым различные неправительственные структуры организуют первичные профилактические осмотры, направленные на  выявляемость онкологических заболеваний, в частности, в этом году, в Страшенском, Ново-Аненском районах, на севере Молдовы и на юге, в Кагуле. На втором-третьем этапе этих проектов подключатся и специалисты нашего Института для проведения цитологического, гистологического анализа или для лечения, если оно понадобится.
 На мой взгляд, именно профилактика играет огромную роль. В тех же развитых странах много скрининговых программ, направленных именно на раннюю выявляемость заболевания. В это вкладываются очень значительные средства. Правда и у государства возможностей намного больше.
Мы тоже работаем в этом направлении, разработаны несколько программ, целью которых является раннее выявление онкологических заболеваний и совершенствование онкослужбы в целом, которые направлены на рассмотрение в Правительство и в настоящее время находятся в государственной канцелярии, так что мы ждем апробации.

Виктор Федосеевич, возможно, вы припомните какие-либо особенно интересные случаи, которые встречались за последнее время?
В онкологии таких случаев много, как и в любой врачебной практике.
Каждую пятницу мы проводим общие планерки, на которых каждое отделе представляет один интересный клинический случай, который мы разбираем.
Ну вот, например, недели три назад отделение гематологии  докладывало об одной молодой женщине, которая после успешного лечения острой лейкемии родила двух девочек и в настоящий момент все у нее хорошо. Мы все очень рады, когда такое случается.
Торакальное отделение недавно докладывало об одном больном с раком пищевода. Рак пищевода вроде бы не так уж типичен для Молдовы и обычно пациенты к нам попадают, когда пища через пищевод уже практически не проходит и состояние довольно тяжелое, так как поражение практически тотальное. Приходится делать очень объемные операции с анастомозами, подводами кишечника к ключице. Больной, о котором говорилось, живет уже полгода, хотя когда поступил к нам, глотать не мог вообще. А для онкологии – продление жизни пациента на полгола это уже хорошо.
Буквально сегодня утром был мужчина 60 лет, которого оперировали 5 (!) раз по поводу злокачественной фибромы брюшной полости. По сути это фиброма , а не рак, но со злокачественным течением. Такая опухоль не очень поддается химиотерапевтическому лечению, но тем не менее мы отметили стабилизацию его состояния и это не может не радовать.
И еще одна история. Некоторое время назад к нам обратилась молодая женщина по поводу рака яичника. Мы назначили соответствующее лечение, сделали операцию, провели 6 курсов химиотерапии. У пациентки в Голландии живут родственники, и она решила с их помощью поехать в эту страну, чтобы проконсультироваться дополнительно. Было очень приятно получить от нее письмо по электронной почте с информацией о том, что голландские коллеги выразили полное согласие с назначенным нами лечением, а также отметили то, что лечение это было проведено на самом высоком уровне.

Как можно попасть на прием к онкологу?
Есть специальные документы, приказы и положения, регламентирующие всю эту процедуру.
В принципе все происходит по следующей схеме: человек регулярно приходит на прием к семейному врачу, сдает анализы и т.д. Если заподозрено онкозаболевание, ему дают направление к нам. С этим направлением, анализами и полисом пациент приходит в регистратуру онкополиклиники, где получает направление на консультацию уже к нашему специалисту.
Можно попасть на такую консультацию и без направления участкового врача, но тогда надо будет оплатить эту консультацию согласно установленным расценкам. Эта сумма составляет 16-18 леев для тех, у кого есть страховой полис.
Можно попасть и без страхового полиса, так как в Молдове есть фонд для незастрахованных онкологических больных, которые получают бесплатную помощь, если им поставлен диагноз рак.

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий