Полезные ссылки

Notice: Undefined offset: 1 in /var/www/u0566600/data/www/medportal.md/ws/templates/default/include/left_rek.php on line 39
Медицинская криминалистика

Искусство разоблачения. Убийца-садист.

Наука не стоит на месте. Потому сегодня в распоряжение криминалистов поступают довольно необычные и на редкость эффективные современные методические разработки ученых. Чего стоит одна только теория запахов, которая сейчас активно внедряется в отечественную правовую практику! Как установили исследователи, запах человека неповторим даже больше, чем отпечатки пальцев. К тому же преступник не всегда оставляет на месте событий следы крови и прочих биологических выделений, а вот запаховый след оставляет неизменно! Сел на стул, походил по комнате, тронул вещь - остался запах. Бросил оружие, маску - то же самое... Определяется запах быстро и сохраняется к тому же десятки лет! Потому есть реальная возможность создавать запахотеки. Это очень перспективное направление - запаховая экспертиза вдобавок ко всем своим преимуществам еще и гораздо дешевле генетической.

Но такие прогрессивные методы существовали, увы, не всегда. Поэтому и раскрываемость преступлений была на очень низком уровне. Мы предлагаем Вам вернуться в прошлое и проследить, как работали криминалисты в те далекие времена.

На примерах конкретных уголовных дел мы постараемся показать, как важны правильное взаимодействие криминалистов и судебных медиков при расследовании убийств, тщательный осмотр места преступления, соблюдение правил упаковки, хранения и исследования вещественных доказательств.
7 февраля 1901 года увидела свет работа под названием «Метод определения различных видов крови и дифференциально-диагностическое доказательство наличия человеческой крови», автором которой был Пауль Уленгут. Для судебных медиков и криминалистов, которым сегодня реакция Уленгута кажется повседневной, непостижимо то волнение, с которым судебная медицина и суды после некоторого сомнения стали использовать этот метод. За несколько недель Грейфсвальд стал местом паломничества немецких и иностранных судебных врачей, желающих лично ознакомиться с опытом Уленгута. Последнему приходилось отвечать на множество вопросов и обрабатывать пробы крови, присылаемые прокурорами и следователями с просьбой определить, человеческая ли это кровь или кровь животного. Но всеобщий интерес открытие вызвало лишь тогда, когда Уленгут успешно применил свой метод в уголовном деле об убийстве детей на острове Рюген в Балтийском море.
А дело обстояло следующим образом. Вечером 1 июля 1901 года пропали два мальчика, оба сына извозчика из Зеебад-Герена, местечка в юго-восточной части острова Рюген. Старшему из детишек, Герману Штуббе, было восемь лет, младшему, Петеру Штуббе, - шесть. Оба не появились к ужину. Когда же они не появились и с наступлением темноты, отец, несколько соседей и жандарм отправились на поиски. Местечко Герен граничило с лесной местностью, и Штуббе предположил, что дети, играя, могли заблудиться в лесу и не найти дорогу домой. Взрослые разбрелись по лесу, громко выкрикивая имена детей, но никого так и не обнаружили. Через несколько часов они вынуждены были вернуться домой, но  все же решили продолжить поиски на следующий день.
Однако 2 июля пришло сообщение, вызвавшее возмущение всего Рюгена. Один из соседей, помогавший в поисках, нашел спрятанные в густых зарослях трупы обоих мальчиков. Головы детей были разбиты и отделены от тела, руки и ноги отрезаны, а животы вспороты. Внутренние органы ребят убийца разбросал по всему лесу. Сердце старшего мальчика найти так и не удалось. Возможно, убийца забрал его с собой. Кроме того, в кустах нашли и камень со следами крови, вероятно, что именно им и были убиты дети. Все улики свидетельствовали, что убийство было совершено на почве полового извращения.
Полиция всеми силами старалась найти очевидцев, которые могли бы видеть ребят в сопровождении постороннего человека. И им повезло. Одна торговка фруктами, знавшая детей извозчика, сообщила, что видела, как вечером 1 июля с мальчишками разговаривал подмастерье столяра Людвиг Тесснов из Баабе на Рюгене. Этот самый Тесснов был человеком довольно странным. Он долго слонялся по всей Германии и лишь совсем недавно появился на острове. А к вечеру 2 июля появился и еще один свидетель, видевший, как Тесснов возвращался домой, причем он обратил внимание, что костюм подмастерья был весь в коричневых пятнах.
Тесснова, естественно, сразу же арестовали. На нем была его рабочая одежда: рубаха, штаны и голубой фартук. Но в его шкафу нашли костюм, а также новую шляпу и галстук. Внимательно осмотрев костюм, полицейские заметили, что некоторые места на нем казались только что застиранными, в других же местах виднелись едва засохшие пятна: на рубашке, на ленте шляпы, на пиджаке, на подкладке брюк и жилета. Но Тесснов, естественно, отрицал свое причастие к убийству детей. Он объяснял, что пятна на шляпе – это очень старая коровья кровь, а другие пятна – от столярной протравы, с которой он имеет дело изо дня в день.
Именно эта ссылка Тесснова на столярную протраву напомнила следователю из Грейфсвальда о другом детоубийстве, произошедшем 9 сентября 1898 года в деревне Лехтинген, вблизи города Оснабрюк. Тогда там из школы не вернулись две девочки: Ханелора Хайдеманн и Эльза Лангемайер. Когда родители стали их искать и спросили в школе, то получили ответ, что девочки в тот день в школе не появлялись. Родители и знакомые в Лехтингене тоже обыскали весь местный лес и в кустарнике обнаружили труп Ханелоры. А вечером был обнаружен и второй труп, Эльзы. Убийца расчленил тела девочек на мелкие куски и разбросал их по лесу. Подозрение пало на какого-то столяра, которого видели в деревне. Его костюм был в пятнах, но полицейские из города Оснабрюк так мало были знакомы с судебной медициной, что удовлетворились объяснениями подозреваемого, что пятна, мол, от столярной протравы, и отпустили его. Убийство детей в Лехтингене так и не было раскрыто.
Но такое совпадение следователя из Грейфсвальда насторожило, и он направил в Оснабрюк запрос и узнал, что столяра, которого задержали и отпустили в сентябре 1898 года, звали Людвигом Тессновом. Теперь он был уверен, Тесснов – убийца детей. При этом он вспомнил еще об одном сообщении: в ночь с 11 на 12 июня 1901 года на одном из пастбищ под Гереном были заколоты шесть или семь овец, им вспороли животы, и туши порезали на куски. Хозяин овец пришел слишком поздно, но убегавшего злоумышленника видел и заверил, что узнает его, если тот ему встретится. Следователь незамедлительно представил Тесснова хозяину овец, и тот сразу же опознал лицо, зверски уничтожившее овец. Он узнал его по походке, жестикуляции и по профилю, который отчетливо видел, несмотря на вечерние сумерки. Кольцо сжималось. Но Тесснов упрямо отрицал свою причастность к убийству. Он клялся, что никогда не касался безобидных животных и никогда не убивал детей, что пятна на его одежде не имеют ничего общего с кровью, это всего лишь столярная протрава.
Необходимы были доказательства. И 23 июля после утомительного и безрезультатного допроса следователь встретился с главным прокурором Грейфсвальда Хюбшманном, обсудил с ним дело и доложил, что следствию будет трудно уличить Тесснова в преступлении, хоть это и очевидно. Хюбшманн же как раз только что познакомился с работами Уленгута. Он сказал, что если удастся установить на одежде Тесснова оба вида крови, и человека, и овцы, то решающий барьер будет преодолен. Кровь овцы на одежде и опознание его пастухом не оставит сомнения, что Тесснов заколол овец. А доказательство, что многочисленные пятна на его одежде являются пятнами человеческой крови, разоблачат его ложь окончательно и останется лишь одно объяснение, что он, так или иначе, замешан в зверском убийстве детей.
Так 29 июля 1901 года Уленгут получил из Грейфсвальда два пакета с одеждой  Тесснова и окровавленный камень. А в газетах к тому времени уже царило всеобщее недовольство по поводу того, что подозреваемого никак не заставят признаться. Уленгут прекрасно понимал, что означало успешное выполнение поставленной задачи в этом деле для него и для его метода. Поэтому со своим единственным помощником Ширмахером он обследовал почти сто пятен и пятнышек. Сначала он установил, кровь ли это вообще, использовав пробы Тейхманна и гваяковые пробы, которые использовались и ранее. При этом выяснилось, что на рабочей одежде Тесснова крови нет. Но совершенно иначе обстояло дело с выходной одеждой. Классические пробы показали кровь. Где только было возможно, Уленгут соскоблил маленькие частички кровавых пятен с костюма Тесснова. И 5 августа 1901 года Уленгут подвел итоги своим исследованиям. Он доказал наличие крови человека в шести местах на пиджаке подозреваемого, в семи местах на его брюках, в четырех местах на шляпе, в одном месте на рубашке и четырех местах на жилете. Кроме того, что не менее важно, он обнаружил кровь овцы в шести местах на пиджаке Тесснова и в трех местах на его брюках.
Таким образом, роль, которую сыграла экспертиза Уленгута в процессе над Тессновом и вынесении ему смертного приговора в конце 1902 года, сделала его метод известным не только в Германии, но и далеко за ее пределами. А возникшие у некоторых ученых сомнения относительно надежности метода Уленгута были им успешно опровергнуты. Все возможные ошибки происходили только лишь от неумения изготавливать сыворотку. При тщательном ее изготовлении ошибки были исключены. Уленгут требовал, чтобы изготовление сывороток осуществлялось несколькими государственными институтами под контролем специалистов, и обращал внимание на то, что некоторые материалы, такие, как древесная кора и кожа, образуют осадки с сывороткой кролика, даже если нет крови. Он выразил уверенность, что найдутся еще подобные материалы. И действительно, спустя десять лет директор Института судебной медицины при Гамбургском университете Эрих Фриц доказал, что состав пропитки некоторых плащей, подозрительные пятна которых подверглись исследованиям, порождал ошибочные результаты. Уленгут с самого начала в своем методе застраховался от подобных ошибок, требуя, чтобы при проверке пятна на кровь проводилась проверка материала с помощью той же сыворотки.
К 1904 году, когда был  казнен Тесснов, не существовало больше препятствий успешному применению преципитина (новое вещество, разработанное Уленгутом) в судебно-медицинских институтах всего мира.

По материалам книги Ю. Торвальда «Сто лет криминалистики».

Комментарии
оставить коментарий
оставить коментарий
Войти под своим именем, чтобы оставить комментарий как зарегистрированный пользователь
Оставить комментарий как Гость:
Ваше имя:*
Текст сообщения:*
отправить комментарий