Трансплантация органов: реальность и перспективы

Трансплантология – одно из самых молодых направлений современной медицины. Но за свою непродолжительную историю трансплантология успела не только вырвать из рук смерти на сегодняшний день уже десятки тысяч жизней, но и снискала скандальную славу. О том, что происходит в этой области в нашей стране сегодня, и что будет происходить в ближайшем будущем, о посмертном донорстве органов и «черных трансплантологах» рассказывает директор Агентства по трансплантации, врач высшей категории Игорь Васильевич Кодряну.

Расскажите, пожалуйста, об истории трансплантологии в нашей стране: когда эта область медицины впервые у нас появилась?

Началом трансплантологии в Молдове можно считать 60-е гг., когда наши хирурги начали проводить трансплантации фрагментов донорских костей. Травматологи занимались этими операциями довольно активно, и в последующем была открыта лаборатория по консервации костей.

Следующим серьезным событием для нашей страны стало начало органной трансплантации. В 1982 г. доктор М. Бырсан вместе с коллегами из Москвы провели первую трансплантацию почки на базе нынешней РКБ в отделении диализа и трансплантации почки. В дальнейшем этим отделением заведовал А. Тэнасе, который и продолжал работу в области трансплантации почек от посмертных доноров.

Также в нашей стране довольно широко практиковалась трансплантация роговицы и трансплантация кожи от посмертных доноров.

Одно время было проведено несколько трансплантаций сердечных клапанов в отделении сердечной хирургии в РКБ.

В общем, довольно обширная проводилась деятельность, которая, к сожалению, на определенном этапе остановилась. Продолжала производиться практически без перерыва только трансплантация костей.

С чем была связана приостановка трансплантологических операций?

Причины были различные и многочисленные, начиная от социально-экономических и заканчивая тем, что была довольно обширная кампания против трансплантации в целом в постсоветском пространстве. Это было связано с появлением в некоторых странах на постсоветском пространстве нелегальных каналов, по которым осуществлялся трафик людей в целях органного донорства. Доноров вывозили преимущественно в Турцию, где у них осуществлялся забор органов. Это сформировало негативное общественное мнение, появлялись скандальные материалы в прессе, и даже были инициированы судебные разбирательства. Все это приглушило энтузиазм врачей трансплантологов. Трансплантации от посмертных доноров прекратились полностью, а от живых доноров осуществлялась пересадка почек в очень ограниченных количествах. Так, если с 1992 по 1999 г было проведено 242 пересадки почки, то с 2001 по 2007 всего 15 трансплантаций только от живых доноров.

Основная причина заключалась в том, что у нас отсутствовала серьезная законодательная база, регулирующая работу в области трансплантологии.

В 2005 – 2008 г началось активное сотрудничество с Советом Европы по демократизации Молдовы. В рамках этого сотрудничества в сфере охраны здоровья были запущены две программы: в области психического здоровья и в области трансплантации органов. Совместно с европейскими экспертами было организовано много мероприятий и тренингов, в основном, направленных на изменение законодательства. Если сначала была попытка просто изменить и конкретизировать некоторые статьи в законе, то потом, по советам экспертов, было принято решение создать новый закон в соответствии с европейскими нормами. Парламент принял этот закон в 2008 году.

2008 – 2009 гг. были посвящены созданию Агентства по трансплантации, как это требуется по новому закону. Это Агентство призвано регламентировать все процессы в области трансплантации, и без него медики не могли проводить операции. В 2010 г. создание Агентства было завершено, и в 2011 г. возобновились операции по трансплантации почки от живого донора. Количество этих операций постепенно увеличивается, но пока что оно еще очень далеко от необходимого. В этом году были осуществлены четыре трансплантации почки, но в настоящее время обследованы еще пять пар донор-реципиент, и возможно, эти операции будут проведены в самое ближайшее время.

Кто нуждается в донорской почке?

Сколько сейчас в Молдове людей, находящихся на гемодиализе и нуждающихся в пересадке почки?

В настоящее время на диализе (как гемодиализе, так и перитонеальном) находятся 440 – 450 пациентов. Сложно сказать, сколько из них могут быть потенциальными реципиентами донорской почки, потому что у многих существуют противопоказания, некоторые отказываются от трансплантации по различным мотивам. Но ориентировочно, по возрасту и состоянию пациентов мы предполагаем, что в лист ожидания могли бы попасть 150 – 200 пациентов.

Есть ли для потенциальных реципиентов какие-либо возрастные ограничения или преференции?

Возрастных ограничений нет ни для реципиента, ни для донора. Это тенденция современной трансплантологии. Все ограничения связаны только с состоянием здоровья, сопутствующими заболеваниями и другими медицинскими противопоказаниями. У нас даже сейчас есть пожилые люди в возрасте почти 70 лет, которые хотят стать донорами для своих детей.

Как оцениваются риски для живых доноров почки?

Живые доноры у нас обследуются так, как, наверное, даже космонавты не обследуются! Мы должны быть совершенно уверены, что после забора почки они сами не пострадают. Конечно, то что с одной почкой человек живет без проблем, сейчас ни у кого уже не вызывает сомнений. Мы встречались с казусами, когда человек, будучи уже в преклонном возрасте, случайно узнавал, что прожил всю жизнь от рождения с одной почкой, и это никак ему не мешало. Но если у человека есть какие-то хронические заболевания, например, сахарный диабет или артериальная гипертензия, которые могут потенциально привести к поражению почки, это ограничивает его потенциал как донора этого органа.

У нас решением правительства создана комиссия, которая дает разрешение на донорство органов. Это представительная, авторитетная и серьезная комиссия, в состав которой входят не только врачи, но и психологи, и полицейские, и другие специалисты.

Как складывается дальнейшая судьба реципиентов после пересадки органов?

У нас есть пациенты, которым трансплантация была произведена 15 лет назад. Есть те, кому трансплантация была проведена относительно недавно, и пересаженная почка функционирует нормально.

В принципе, когда говорится о трансплантации, таких органов как сердце или печень – это жизненно необходимая операция, без которой пациент умирает. У нас наблюдаются пациенты, которым трансплантация печени была произведена за рубежом, и у которых сейчас все нормально: люди продолжают работать и хорошо себя чувствуют. Среди этих пациентов есть и широко известные в нашей стране люди, в том числе один олимпийских чемпион. Этим людям реально была продлена жизнь благодаря трансплантации печени.

Что касается трансплантации почки – не всегда можно говорить, что эта операция спасает жизнь, потому что есть диализ. Но невероятно улучшается качество жизни людей и уменьшается стоимость лечения таких больных, потому что стоимость иммунносупрессии (лечения, предотвращающего отторжение трансплантата) намного ниже, чем стоимость диализа. И продолжительность жизни намного больше.

Сохраняется проблема длительной иммуносупрессии – необходимости пожизненного приема препаратов, подавляющих иммунные реакции. Отменить препараты пока не удается, но есть пациенты, которые принимают очень маленькие дозы препаратов. А благодаря появлению новых препаратов появились и необременительные для больных схемы лечения: некоторые пациенты принимают всего один препарат 1 раз в день.

Почки и деньги

Какова стоимость трансплантологических операций в нашей стране? Может ли в нашей стране пациент оплатить такую операцию самостоятельно при наличии каких-либо проблем со страховкой? Как реципиенты справляются с финансовой нагрузкой в связи с необходимостью пожизненно принимать лекарства?

Все пациенты, нуждающиеся в трансплантации органов, — это тяжело больные люди, находящиеся на инвалидности. И как инвалиды, они все обеспечены полисами обязательного медицинского страхования. Для них трансплантация бесплатная – полная стоимость медицинских услуг и сама операция покрываются страховкой. Также бесплатно они получают лекарства для иммунной супрессии в послеоперационном периоде.

Стоимость этих препаратов полностью компенсируется государством. И, кстати, препараты у нас сейчас очень хорошие, на самом высоком уровне. Это препараты первого ряда.

Для тех, у кого нет полиса обязательного страхования, хотя я даже не могу представить, кто бы это мог быть, возможно, граждане других государств, это, естественно, платная услуга. Но говорить о конкретных суммах я не могу, поскольку таких прецедентов у нас не было – пока что мы не можем полностью удовлетворить потребности своих граждан и, тем более, не предоставляем эту услугу иностранным гражданам.

Посмертное донорство

Давайте поговорим о посмертном донорстве: есть ли таковое в Молдове сегодня?

В настоящее время посмертное донорство в нашей стране не практикуется, но будет внедряться вновь уже на основе требований нового законодательства, предусматривающего авторизацию больниц и врачей, которые могут осуществлять данные трансплантации. Мы рассчитываем уже в следующем году возродить посмертное донорство органов, а также костей, кожи и роговицы. Для этого в авторизованных клиниках была внедрена новая должность трансплант-координаторов, которые должны работать с медицинским персоналом и с родственниками потенциальных доноров. Помимо этого создается единое информационное пространство и автоматизированный лист ожидания потенциальных реципиентов. В дальнейшем при появлении посмертного донора система сама будет выявлять больных, которым оптимально подходят органы данного донора.

Мы сейчас закупили аппаратуру для диагностики смерти мозга; оборудование для лаборатории по типизированию тканей – HLA-лаборатория, без которой не возможно создание листа ожидания. Для тканевой трансплантации закуплено оборудование для создания банка тканей, консервации костей, кожи и роговицы. Применявшаяся ранее консервация костей в формалине убивала клетки полностью. Криоконсервация, которая сейчас внедряется, позволяет сохранять живые клетки костной ткани, благодаря чему трансплантат в дальнейшем «оживает», то есть прорастает сосудами.

Для банка тканей оборудованы помещения, состояние которых соответствует, по мнению экспертов, европейским нормам. Сейчас проходит авторизация банка тканей.

Требуется ли для забора органов умершего согласие родственников?

В настоящее время у нас существует двоякое решение вопроса посмертного донорства: если есть родственники, и они известны врачам, то для забора органов у посмертного донора мы испрашиваем согласие у родственников. Но если родственников найти не удается, то вступает в силу презумпция согласия. Мы сейчас вносим некоторые изменения в закон с целью его конкретизации и исключения разночтений.

В каких случаях человек может стать посмертным донором?

Человек может стать донором в результате смерти мозга и – ограничено, только некоторых органов — в случае остановки сердца.

Как ставится диагноз «смерть мозга»? Насколько гарантировано исключение ошибок?

У нас, наверное, самые строгие критерии для диагностики смерти мозга. В странах северной Европы, например, практикуется только клиническая диагностика по отсутствию рефлексов. В других европейских странах применяются дополнительные инструментальные методы. У нас обязательны и клинические, и инструментальные методы: электроэнцефалография – дважды с интервалом в 6 часов; доплер – также дважды; и тест апноэ. То есть любые ошибки практически исключены.

«Черные» трансплантологи

В СМИ нередко муссируется тема «черной трансплантологии» — существует ли это явление?

Черная трансплантология, к сожалению, существует. Я сам являюсь  экспертом двух международных организаций, которые занимаются проблематикой и предотвращением продажи органов. К сожалению, это происходило и у нас довольно часто. Потом наше государство предприняло довольно серьезные меры, в том числе был создан центр по борьбе с человеческим трафиком, который занимается предотвращением трафика людей. Но есть интернет-сайты, на которых предлагают органы на продажу. Бывает, и к нам обращаются люди с вопросом, где они могут продать почку. Так что полностью это явление не искоренено. Наверняка 1 – 2 человека в год находят, куда поехать, чтобы продать почку. Но это очень сложно осуществить, если нет работающих преступных каналов, занимающихся этим бизнесом. Я уже довольно долго – лет 5 – 6 не сталкивался с сообщениями о случаях продажи органов. Возможно, что спорадические случаи продажи органов есть, но как массовое явление в нашей стране этого сейчас не существует, как было в 2000г.  А торговлю органами за рубежом полностью никогда исключить нельзя, но возможности для наших граждан в этом плане практически уничтожены.

  

Какое отношение к пересадке органов сложилось в нашем обществе, на Ваш взгляд?

На мой взгляд, отношение сложилось и не очень положительное. И в этом не последнюю роль сыграли СМИ, не только местные, но и всего постсоветского пространства. Периодически происходят какие-то неблаговидные случаи в Украине и в России, пресса эти новости раздувает и муссирует,  и в результате все это соответствующим образом отражается на менталитете нашего населения.

С созданием Агентства, Независимой комиссии по выдаче заключений при МЗ и ключевых специалистов – трансплант-координаторов в больницах создается система, полностью прозрачная для населения. В такой системе, где информация проходит сразу несколько уровней и ступеней, невозможно что-то скрыть или сделать нелегально. Слишком много людей работают с одним донором или с одним пациентом. Это исключает возможность коммерческого или любого другого злоупотребления. Мы очень надеемся, что нам удастся довести до сознания людей, что такой системе можно доверять.

Чудеса трансплантации

Что происходит в области трансплантологии в развитых странах?

В мире сегодня в области трансплантологии творятся буквально настоящие чудеса: трансплантируют руки, ноги, лица, не говоря об органокомлексах, когда одновременно пересаживают легкие и сердце или печень и почки и т.д. Буквально вчера прошло сообщение о том, что в Германии ребенку была произведена трансплантация обоих легких: одного от матери, а другого  – от отца, и в настоящее время у этого ребенка уже практически завершился реабилитационный период и он чувствует себя хорошо.

В последнее десятилетие трансплантология развивается очень бурно. С одной стороны это выражается в расширении спектра трансплантируемых органов: сегодня это и кишечник, и матка. А с другой стороны – в уменьшении количества отторжений трансплантатов, благодаря появлению более эффективной иммуносупрессии.

Если абстрагироваться от Вашей работы, каково Ваше личное отношение к посмертному донорству?

Мое личное отношение полностью совпадает с профессиональным. Трансплантология без посмертного донорства не возможна. От живых доноров можно забирать только парные органы – почки и легкие и части печени и поджелудочной железы. Кроме того, прижизненное донорство все же связано с определенными рисками для донора. Поэтому, если мы хотим обеспечить наших нуждающихся в этом сограждан органами для трансплантации, мы обязаны развивать посмертное донорство.

Посмертное донорство должно стать само собой разумеющимся, потому что органы умершего человека никому уже все равно не понадобятся.

В то же время один посмертный донор может спасти сразу несколько жизней. Ведь большинство людей не возражают против аутопсии (вскрытия). Изъятие органов для трансплантации осуществляется лигитимно и с соблюдением этических норм.

Это должно укорениться в сознании людей, а для этого нужно время и нужно, чтобы все общество было заинтересовано в развитии трансплантологической помощи. Тема трансплантации, к сожалению, до сих пор имеет негативный оттенок. Наша задача – преодолеть барьер в сознании людей, сломить стереотип, что трансплантация – это трафик, продажа органов. Это не так. Сегодня трансплантация – это спасение жизней.

Рассказывает руководитель Отдела трансплантологии, доктор Татьяна Васильевна Цымбаларь.

Татьяна Васильевна , расскажите, пожалуйста, чем занимается Агентство по трансплантации?

Агентство по трансплантации,  являясь публичным учреждением, подведомственным Министерству Здравоохра¬нения, реализует национальную политику и программу по трансплантации органов, тканей и клеток человека, обеспечивая при этом пациентам равный доступ к трансплантационным услугам. Агентство ответственно за организацию всей деятельности в области трансплантации на национальном уровне и надзор за нею, включая разработку нормативных актов для автоматизации данного процесса, начиная от донорства и заканчивая трансплантацией и мониторингом постоперационной реабилитации доноров и реципиентов.

В настоящий момент, например, мы занимаемся подготовкой к осуществлению операции по трансплантации печени от живого донора.

Расскажите, пожалуйста, кто в этом случае является донором и реципиентом?

Это оба мужчины. Донор – здоровый физически и психически молодой человек 25 лет. Реципиентом является пациент 47лет с декомпенсированным циррозом печени вирусной этиологии, печеночной недостаточностью фактически в терминальной стадии. Единственным жизнесохраняющим методом  лечения для него является трансплантация печени. Эти люди не являются родственниками, но являются близкими друзьями и бывшими сослуживцами. Зная о состоянии здоровья реципиента и неблагоприятном прогнозе его жизни, донор выразил желание оказать посильную помощь.

Кто может быть прижизненным донором?

Донором может стать практически любой здоровый человек, независимо от возраста, пола, расы, наличия родственных отношений, который готов добровольно и безвозмездно пожертвовать свой орган, например, почку или часть печени, участок ткани (кожа, хрящевая ткань) или клетки костного мозга. Но на практике в большинстве случаев прижизненными донорами органов становятся родственники. Требованиями к донору являются наличие полной дееспособности, детальное медицинское обследование, подтверждающее состояние его здоровья и добровольно выраженное письменное согласие. Еще одно обязательное условие заключается в том, что донорство органов, тканей или клеток не должно являться объектом материальной сделки.

После получения согласия донора начинается его комплексное клиническое и лабораторное обследование, в том числе и определение тканевой совместимости с реципиентом.

Изъятие органов, тканей и клеток у живого донора производится при обязательном наличии разрешения Независимой комиссии по выдаче заключений при МЗ, которая действует согласно положению, утвержденному Правительством. В рамках этой комиссии рассматривается каждая пара донор-реципиент. Комиссия тщательно изучает досье донора и реципиента и проверяет соблюдение их прав, оценивает целесообразность проведения процедуры изъятия, определяет законность, мотивацию и приемлемость с точки зрения этики процедуры донорства.  После этого принимается решение относительно одобрения или отказа в разрешении на донорство. Только после получения такого заключения о разрешении изъятия органа допускается проведение операции по трансплантации.

Бывают ли случаи, когда человек изъявляет желание стать донором для какого-то конкретного больного – родственника или не родственника, но не может этого сделать из-за тканевой несовместимости?

Существуют такие случаи, когда даже у близких родственников тесты на гистосовместимость оказываются неудовлетворительными, что делает трансплантацию в такой паре донор-реципиент не возможной.

А бывало ли, что такой потенциальный, но не состоявшийся донор соглашался отдать свою почку, например, какому-то другому пациенту?

Нет, пока что у нас таких случаев не было. Возможно, это связано с тем, что у нас не так уж много прижизненных доноров, готовых сознательно пожертвовать своим органом.

Как обстоят сейчас дела с листом ожидания?

Лист ожидания на трансплантацию почки в настоящее время находится в стадии формирования. Реальная необходимость в листе ожидания существует, когда практикуется посмертное донорство. На сегодняшний день у нас осуществляются трансплантации органов только от прижизненных доноров, однако одновременно идет подготовка и к началу изъятия органов от умерших лиц. В связи с этим планируется завершить создание листа ожидания на трансплантацию органов в ближайшее время.

Каково Ваше личное отношение к посмертному донорству?

Многие пациенты, нуждающиеся в трансплантации, не имеют достаточно здоровых и молодых родственников, способных отдать без ущерба для своего здоровья донорский орган. Поэтому посмертное донорство органов, во многих случаях, является единственной возможностью для пациентов, нуждающихся в получении трансплантационной помощи. В связи с этим я отношусь к посмертному донорству как к высоко гуманному и благородному желанию отдать здоровые органы после смерти для спасения жизни других людей.

 

Рассказывает заведующая Регистром реципиентов, доктор наук в медицинской генетике Гаврилюк Анжела Петровна.

Анжела Петровна, расскажите, пожалуйста, чем занимается возглавляемая Вами служба?

Наш отдел занимается мониторизацией листов ожидания реципиентов. Наша задача – сбор информации обо всех пациентах нашей республики, нуждающихся в трансплантации органов. Собирая и анализируя эту информацию, мы даем заключение о том, может ли данный пациент быть включен в лист ожидания, так как существуют определенные требования в отношении лиц, которые могут быть включены в листы ожидания. Эти требования сводятся к отсутствию медицинских противопоказаний, таких как ВИЧ инфекция, хронические вирусные гепатиты и другие инфекции, а также берется во внимание наличие психических заболеваний, поскольку в этом случае мы не можем быть уверены в том, что в посттрансплантационном периоде пациент будет строго соблюдать предписания врачей. Учитывается также и психологическое состояние в семье, наличие родственников, готовых поддержать больного в постоперационном периоде, так как жизнь с трансплантатом все же сопряжена с определенными сложностями и ограничениями.

К концу года у нас предусмотрено завершение создания автоматизированной информационной системы «Трансплант», которая, на основе заданных критериев, поможет нам автоматически осуществлять отбор реципиентов.

Кроме того, в данной информационной системе существует Регистр отказов, в который будут внесены данные о людях, которые категорически не хотели бы стать посмертными донорами. То есть, если человек что-то слышал о посмертном донорстве органов и осознал, что он не может этого принять и противится этому всей своей душой, то он может при жизни выразить свое желание и зарегистрироваться в нашей системе. И мы ни при каких условиях не будем противиться его желанию. Мы предоставляем такую возможность, исходя из свободы выбора человека.

Как вообще все это будет происходить?

Будут действовать Центры трансплантации по отдельно взятым органам. По трансплантации печени и почек эти центры будут находиться в Республиканской Клинической Больнице.

Любой пациент, для которого трансплантация является единственным средством сохранения жизни, чье заболевание находится в терминальной стадии, может обратиться с просьбой о включении его в лист ожидания. При отсутствии противопоказаний центры будут присылать информацию об этих пациентах, включающую результаты медицинских обследований к нам, в Агентство по трансплантации. Мы, проанализировав еще раз всю информацию, вносим пациента в Регистр реципиентов, существующий в  автоматизированной информационной системе, и таким образом включаем пациента в лист ожидания. После регистрации пациента мы отправляем информацию в Центр трасплантации с сообщением, под каким номером пациент находится в листе ожидания. Все это будет транспарентно, и врачи, занимающиеся лечением потенциальных реципиентов, смогут проводить мониторизацию всего процесса. 

С внедрением посмертного донорства, координаторы по трансплантации в больницах будут также вносить данные донора в нашу информационную систему. Беря во внимание результаты гистосовместимости после проведения иммунологических анализов потенциального донора, система автоматически подбирает реципиента, оптимально подходящего для этого донора, из листа ожидания и выдает результаты в виде баллов. После получения этих результатов собирается комиссия, которая рассматривает также клиническую ситуацию данных пациентов, учитывая степень срочности операции. Таким образом, подбираются несколько наиболее подходящих пациентов из числа зарегистрированных ближе к началу списка листа ожидания, и в отделения, где они наблюдаются, отправляется сообщение о наличии подходящего донора. На месте лечащие врачи должны исключить  временные противопоказания, такие как простудные заболевания, повышение артериального давления и др. Если все условия соблюдены, дается разрешение на проведение трансплантации.

В случае появления донора с очень редкими аллелями комплекса гистосовместимости и в нашей стране не нашлось подходящего реципиента, то мы можем передать этот орган Центрам по трансплантации, находящихся за границей, но с обязательным условием, что в дальнейшем они нам обязательно передадут такой же орган, который подойдет кому-то из наших потенциальных реципиентов.

А сколько, по оценкам агентства, людей, нуждающихся в пересадке печени и в пересадке сердца в нашей стране?

В следующем году мы планируем собирать данные для составления листов ожидания для пересадки печени и сердца. Пока что эта информация есть только в отделениях, которые занимаются лечением таких больных.

Каково Ваше личное отношение к посмертному донорству?

Посмертное донорство – это реальный шанс продлить жизнь многим людям. Лично мне бы хотелось, чтобы забор органов у посмертного донора осуществлялся бы с согласия родственников. Необходимо, чтобы люди, потерявшие близкого человека, осознавали важность донорства и  это не вызывало у них никакого внутреннего сопротивления и осуществлялось только от доброго сердца. Я понимаю, что для этого нужен достаточно высокий духовный уровень и осознание, которые позволяли бы альтруистически подходить к этому вопросу. Мы очень надеемся, что наша работа в этом направлении обязательно принесет свои плоды.

Информация от редакции

Нужно ли согласие на посмертное донорство?

В мире существуют два подхода к разрешению на изъятие донорских органов: испрошенное согласие и презумпция согласия. Испрошенное согласие означает, что для изъятия органов у посмертного донора в обязательном порядке требуется либо его прижизненное заявление о том, что он готов стать посмертным донором; либо согласие его родственников, если таковые имеются. Такой подход существует в США, Великобритании, Германии и в ряде других стран. На практике это сопряжено с существенными трудностями, так как на то, чтобы найти родственников и получить их согласие на забор органов требуется время, а при посмертном донорстве дорога каждая минута.

Презумпция согласия, которая действует в нашей стране, означает, что, если человек при жизни не заявил в соответствующем учреждении (у нас – в агентстве по трансплантации) о своем нежелании становиться посмертным донором, и у врачей нет возможности найти родственников, чтобы испросить их согласия,  то врачи имеют право осуществить забор органов в целях посмертного донорства, не испрашивая согласия родственников.

Органы на продажу

Существуют страны – Малайзия, Индия, Пакистан, в которых разрешено прижизненное донорство и существует достаточно попустительское отношение к трансплантации органов. Это приводит к тому, что богатые люди из развитых стран едут в эти страны в поисках донорских органов. Люди соглашаются стать прижизненными донорами, стремясь таким образом улучшить материальное положение свое или своей семьи. Бывают случаи, когда люди предлагают на продажу свою вторую – и единственную оставшуюся – почку, обрекая себя на смерть. В интернете можно встретить жуткие объявления, когда живые люди предлагают для продажи свое сердце.

Здесь же предлагаются и посреднические услуги, типа: «помогу продать почку в кратчайшие сроки».

В соответствии с законодательством нашей страны органы человека не могут рассматриваться как объект купли и продажи. Пересадка органов от живого донора может основываться только на добровольном самопожертвовании ради спасения жизни другого человека.

Оцените статью
Медицинский портал: все о здоровье человека, клиники,  болезни, врачи - MedPortal.md
Добавить комментарий

Adblock
detector