Искусство разоблачения. Дело Жанны Вебер. Начало.

Началась эта история в полдень 5 апреля 1905 года, когда у входа госпиталя Бретоно в Париже появилась молодая женщина. В полном отчаянии она показала привратнику едва дышавшего ребенка с посиневшим лицом. Испугавшись вида ребенка, привратник направил женщину, назвавшуюся Чарлез Вебер, в детское отделение, а сам вызвал ассистента, доктора Сайана. После первого предварительного осмотра Сайан нашел, что у ребенка явления, свидетельствующие о перенесенном приступе острого удушья. А от матери он услышал довольно странную историю.

Мадам Чарлез Вебер проживает в Гут-д,Ор, грязном, мрачном районе города, между психиатрической больницей и госпиталем Сальпетриер. Там же живет множество породнившихся друг с другом Веберов: рабочих, извозчиков, мелких ремесленников. В полдень мадам Чарлез Вебер со своим шестимесячным ребенком и свояченицей, мадам Пьереттой Вебер, была в гостях у родственницы – Жанны Вебер. После обеда Жанна попросила своих гостей пойти что-либо купить для нее, потому что она себя плохо чувствовала. Обе дамы согласились. Малыш Морис остался с Жанной. Вернувшись менее чем через 5 минут, мадам Пьеретта Вебер застала Мориса лежащим с посиневшим лицом и пеной у рта на кровати, мальчик хрипел. А Жанна Вебер сидела около кровати, держа руки под рубашечкой ребенка на его груди. Когда спустя несколько минут появилась и мать Мориса, она еле сумела вырвать ребенка из рук родственницы. В панике женщина бросилась к ближайшему врачу, доктору Муку, а от него – в Бретоно.

Сайан вторично обследовал Мориса и обнаружил на шее малыша красноватый след, величиной с палец, который с боков был отчетливее, чем спереди. Непроизвольно у него мелькнула мысль, а не душил ли кто-то ребенка.

Мориса положили в детскую палату, мать, естественно, осталась с ним. Около 9 часов доктор снова навестил их и застал ребенка в хорошем состоянии. Мать к этому времени уже немного успокоилась, и смогла сообщить врачу кое-какие подробности происшедшего. Из ее рассказа стало понятно, что за период, меньший, чем четыре недели, начиная со 2 марта, в семьях Веберов с признаками удушья умерло четыре ребенка. И в каждом из этих случаев, так или иначе, была замешана Жанна Вебер. Жанне 30 лет, она родом из рыбацкого поселка Керитри расположенного на севере, четырнадцати лет приехала в Париж и с 1893 года стала женой Жана Вебера.

Читайте также:  Искусство разоблачения. Убийца-садист.

Сначала умерли две дочки Пьера Вебера: Жоржет и Сюзанна. Жоржет умерла, пока мать стирала в домовой прачечной, а Жанна Вебер присматривала за детьми. Умерла девочка от приступа удушья в то время, когда Жанна наклонилась над ней, держа руки под рубашечкой умирающего ребенка. А 11 марта последовала смерть ее сестры Сюзанны, не достигшей еще и трехлетнего возраста. И опять рядом была Жанна, которая вызвалась посидеть с ребенком, пока родители были на работе. Лицо девочки почернело, и соседка, расстегнув воротничок рубашки, заметила на шее темную бороздку. Но врач бедняцкого квартала не придал этому факту никакого значения и констатировал, что причина смерти – судороги.

Двумя неделями позже Жанна была в гостях у Леона Вебера и его жены. И здесь она оставалась с семимесячной Жермен, пока родители девочки временно отсутствовали дома. Жермен стала задыхаться. Бабушка, жившая в этом же доме, услышав крики ребенка, пришла и застала малышку задыхающейся на коленях Жанны. За ночь девочка успокоилась. Но 26 марта, когда ее снова оставили с Жанной, она умерла от приступа удушья. И снова руки Жанны видели под рубашечкой у шеи ребенка. Жермен похоронили 27 марта, и в тот же вечер странным образом заболел сын самой Жанны Вебер, семилетний Марсель. Через несколько часов он неожиданно задохнулся, якобы из-за последствий дифтерии.

Доктор Сайан знал район, о котором говорила женщина. Жизнь ребенка там стоила не дорого, ею не дорожили даже врачи. Они относились к смерти детей, как к явлению природы, против которого не было смысла бороться. Но если дело обстояло именно так, как поведала Чарлез Вебер, то до какого идиотизма нужно дойти, чтобы раньше не заподозрить Жанну Вебер в этой серии детских смертей! И какая глупость оставлять своих детей со свояченицей, в руках которой они умирали!

Утром 6 апреля Морис совсем выздоровел, фиолетовый оттенок на лице исчез, зато отчетливо обозначились подозрительный синяки на шее. Сайан не был судебным врачом, но он был убежден, что синяки на шее были результатом сдавливания. Причем, осматривая Мориса, главврач Севестр пришел к такому же выводу. О странных обстоятельствах смерти детей Веберов Севестр сообщил комиссару полиции района Гут-д,Ор. Час спустя Жанна Вебер, маленькая, кругленькая женщина с невыразительными чертами лица, была арестована, и два инспектора приступили к допросу всех свидетелей смерти детей. Установленные обстоятельства гибели детей во многих отношениях были загадочными.

Читайте также:  Искусство разоблачения. Криста Леман из Вормса. Яд Е-605.

Ко всему этому, 7 апреля инспектор Куарэ узнал, что и в 1902 году на руках Жанны Вебер за короткое время умерли еще два ребенка: Люси Александр и Марсель Пуато. Вызванные тогда врачи смогли высказать крайне неопределенные предположения о причине смерти.

Сама Жанна, помимо умершего 28 марта семилетнего Марселя, имела еще двух дочерей, которые также умерли несколько лет назад. Все Веберы сочувствовали ей, и ее настойчивые предложения посидеть с детьми воспринимали как «неудовлетворенное чувство материнства», которого она была лишена из-за смерти своих детей. И никому не пришло в голову обратить внимание на обстоятельства гибели детей, которые едва ли можно было объяснить проявлением этого чувства.

Дело было поручено следователю Лейдэ. Жанна Вебер молчала, не отвечая на его вопросы. Но следователь подозревал, что здесь произошло нечто ужасное: убийство собственного ребенка с целью усыпить подозрительность родственников и соседей, чтобы продолжать убивать и дальше. К 9 апреля Лейдэ закончил предварительную проверку. Он был глубоко убежден, что ни один ребенок не умер собственной смертью, что все они стали жертвами Жанны и лишь одному Морису чудом удалось избежать такой участи. Лейдэ пытался размышлять над причинами, толкнувшими ее на такие жестокие преступления, но ни к какому определенному выводу прийти так и не смог.

Ясно было только одно: нужно во что бы то ни стало доказать, что Жанна Вебер убивала, что она виновна в смерти всех малышей.

И Лейдэ поручил доктору Леону Анри Туано обследовать оставшегося в живых Мориса Вебера, а также эксгумировать и вскрыть трупы детей: Жоржет, Сюзанны, Жермен и Марселя. Лейдэ не сомневался, что доктор Туано даст ему научное доказательство насильственной смерти детей путем удушья.

Туано тесно сотрудничал с Паулем Камиллем Бруарделем, человеком, который с 1877 года представлял знаменитую парижскую школу судебной медицины. Кроме того, судебная медицина уже 80 лет занималась изучением случаев смерти, связанных с повешением и удушением, и состояния человека в этот момент.

Читайте также:  Искусство разоблачения. Барбитураты – поток ядов. Дело Армстронга.

10 апреля 1905 года Туано принял мадам Чарлез Вебер с сыном Морисом, он обследовал мальчика, но следов на шее мальчика не обнаружил.  На слова матери, что они постепенно бледнели и накануне исчезли, он не обратил никакого внимания.

А вот 14 апреля выкопали гробы с погибшими детьми и приступили к вскрытию. Выводы поражали: на шеях детей нет никаких патологических изменений, синяки отсутствуют. В мышцах шеи нет кровоизлияний. Подъязычная кость и сосуды не нарушены. Все прочие органы здоровы. Все это свидетельствует, что дети не были жертвами насилия.

Лейдэ был разочарован, он настаивал на повторной экспертизе. И 21 июля он вновь передал Туано все следственные материалы для производства новой экспертизы с учетом показаний свидетелей. Особенно, он просил учесть показания врачей Сайана, Севестра и Лабеля, а также то, что все свидетели утверждают, что руки Жанны Вебер каждый раз находились под одеждой детей, на их груди.

В конце августа был получен второй ответ от Туано. Доктор утверждал, что все дети умерли по разным причинам, но Жанна Вебер к их смерти не имеет никакого отношения, следов насилия на телах ребят так и не обнаружено.

Но Лейдэ был убежден в виновности Жанны. А прокурор Зеелигман уже возбудил против нее уголовное дело об убийстве и покушении на убийство.

Так 29 января 1906 года начался процесс над Жанной Вебер. В ходе судебного разбирательства было принято решение еще раз провести судебно-медицинскую экспертизу, очень уж убедительными были показания свидетелей. Провести эту экспертизу было поручено профессору Бруарделю, которому тогда было уже 78 лет. Но и он подтвердил заключение, сделанное Туано, что нет «никакого научного подтверждения гипотезы удушения путем сдавливания груди…»

В силу этого, 30 января Зеелигман вынужден был предложить оправдать Жанну.

Но ни Бруардель, ни Туано не ведали в тот момент, что дело Жанны Вебер лишь начинается, и что им и парижской судебной медицине предстоят испытания, избежать которых Бруарделю помогла лишь смерть. Он умер 23 июля 1906 года.

Продолжение истории о деле Жанны Вебер http://www.medportal.md/detail_news.php?detail_news=1001&id=1001

 По материалам книги Ю. Торвальда «Сто лет криминалистики»

Медицинский портал: все о здоровье человека, клиники, болезни, врачи - MedPortal.md
Adblock
detector